На главную страницу МТСС
 FAQFAQ    ПоискПоиск    ПользователиПользователи    ГруппыГруппы    РегистрацияРегистрация
 ПрофильПрофиль    Войти и проверить личные сообщенияВойти и проверить личные сообщения    ВходВход
   
Мечеть - подписи Реестр татар  Обучение - подписи  Әгъзалык  НЕТ фильму Орда 

Поиск на форуме:

 

Свободу имаму!

Слово рождает мысль, полемика.

 
Начать новую тему   Ответить на тему    Список форумов МТСС -> Татароведение
Предыдущая тема :: Следующая тема  
Автор Сообщение
Тuктар
Акула пера


Зарегистрирован: 17.03.2007
Сообщения: 1634

СообщениеДобавлено: 07 Июл 2007 22:54    Заголовок сообщения: Слово рождает мысль, полемика. Ответить с цитатой

М.МИНАЧЕВ
Слово рождает мысль.
(Рецензия)


Книга Р. Мухаметдинова «Идейно-политические течения в постсоветском Татарстане» (1991-2006 гг.), Казань издательство «Тамга» 2006 г., оставляет приятное впечатление своей содержательностью. Наконец-то и у нас начинается серьезное обсуждение национальной жизни с общественной точки зрения, чем раньше ученые нас не баловали. В книге наиболее полно и четко, анализируются события 90-х годов прошлого столетия, дается им объективная оценка, без прикрас. События и люди предстают перед нами так, как они и были на самом деле, какое место они занимали и какую роль играли при том, автору это удалось передать в мягкой и интеллигентной манере. Анализирует весь политико-идеологической спектр РТ за этот период, приводит примеры из работ мэтров Татарстанской идеологии, Р. Хакимова, директора института истории им. Марджани, советника президента РТ, так же Д. Исхакова, ст. научного сотрудника того же института, д. ист. наук и самого автора, сотрудника все того же института. Автор приводит взгляды идеологов, напоминает читателю события того бурного десятилетия. Как в исторически короткий срок произошли огромные перемены в стране, которые, привели к смене формации власти и идеологии одновременно в Советском Союзе, наконец, и развал самого союза. А как же реагировала политическая элита Татарстана на эти бурные события тех лет? Р. Мухаметдинов анализирует это тоже, приводя наглядные примеры из нашего прошлого, но при этом не дает оценки деятельности лицам, которые принимали решения. Как бы со стороны рассматривает многие сюжеты, находясь как бы не в гуще событий, а где-то рядом.

Он так же рассматривает первые ростки свободомыслия у татар, в преддверии развала СССР, сопоставляет аналогичными явлениями в истории османского государства. Мне представляется, такое сравнение несколько искусственным, где автор сопоставляет эти два народа, хотя и близкородственного, но находящегося совершенно в разных, политика ? общественных ситуациях. Турки в Турции государствообразующий народ, естественно имеют больше возможностей для развития своей национальной культуры, чем татары в Татарстане, находящихся в зависимости от властей РФ.
Не обходит вниманием и диссидентское движение в СССР, использует для этого книгу Л.Алексеевой «История инакомыслия в СССР». Пишет, что «из всех мусульманских народов в эту книгу попали лишь крымские татары в лице «крымско-татарского движения за возвращение в Крым» (50-51). Это не совсем так. В приведенном списке имеются и турки-месхетинцы, которые у Л. Алексеевой обозначены просто как «месхи» вместо написания «турков - месхетинцев», видимо автора это и ввело в заблуждение. Они также являются представителем мусульманского народа. Этим автор, видимо хотел выразить чувство сожаления в том плане, что у тюрко-мусульманских народов не было такого диссидентского движения как МХГ, ни у узбеков или казахов и азербайджанцев, забывает при этом, такого движения не было и у Прибалтов. Да и кто мог выступить, против Советского Союза открыто, и диссидентское движение имело направление другое. Есть у автора еще ряд неточностей, в отношении инакомыслия, диссидентства у татар. Главное упущение автора заключается в том, что татарское национальное движение он рассматривает только в рамке Татарстана, а это далеко не так. Безусловно, Татарстан являлся и является национальным центром татар, но это вовсе не значит, что там был некий руководящий центр, или даже ядро инакомыслия, который бы объединял всех советских (ныне российских) татар. В каждом уголке огромного СССР были островки внутреннего неподчинения, вернее, отторжения советской системы татарами, но они между собой не имели связи. Спустя годы выясняется, что в 1975 году в г. Владимире, татарин, носящий русскую фамилию, Тимохин Валиахмет Хайдарович, выступил с воззванием свергнуть советский строй и упразднить КПСС, подписался как руководитель подпольной организации. Вот какие сведения о нем имеются в европейском источнике: Тимохин Валиахмет Хайдарович 1947 года рождения, художник-реставратор, работал в г. Владимире. Был арестован в январе 1975 года в г. Струнено, осужден по ст.70 УК РСФСР. Ему инкренимировано «создание подпольных групп (подпольной группы) для смещения Брежневской клики и создание общества традиционных националистов. Выступал в защиту А.И.Солженицына, содержался во Владимирской тюрьме, подвергся психиатрическим воздействиям во Владимирской тюрьме, затем в Институте им. Сербского (январь-февраль 1976 г.). Признан невменяемым, переведен в психбольницу «Сушевка» (источник информации «Хроника 41» Лондон 1977 г.).
Вот, пожалуйста, чем не татарский диссидент? Но, о нем в диссидентских кругах не говорят и не пишут, почему-то замалчивают. С ним встречался в лагере или в психушке (так толком и не рассказал), известный белорусский диссидент Михась Кукобака. Но, не стал о нем ничего рассказывать, «мол, он хотел прославиться, написал от имени организации, а, в сущности, он был один». Выходит дело, если диссидент не пытался иммигрироваться в Израиль, то он уже и не борец против советской тоталитарной системы? Возможно, о нем не сообщают диссидентские круги, потому что он татарин? Кругом татар зажимают, даже в среде инакомыслящих. Автор об этих вещах мог и не знать, но, что было антисоветское течение в самой Казани, должен был бы знать. Где вдохновителями таких мыслей были; Баки Урманче, Абрар Каримуллин, а передаточным звеном служили Шахинур Ахманов, представитель технической интеллигенции, инженер Роберт Шакирзянов, (тогда был ярым националистом, а теперь ярый булгарист), во всяком случае, через них в Москву приходили сведения, в том числе и различная литература. А Тауфик Айди (автор о нем упоминает в своей книге), пытался воедино связать всех недовольных татар советской властью. У него были обширные связи в регионах, он (Т.А) много ездил и знакомился с людьми. Меня он связал с земляками из Ленинграда, Ташкента, Баку, Свердловска и других областей и даже из Болгарии крымским татарином Юрием Семовым, пострадавшего от живковской болгаризации турок (1989г.). Вывод автора об отсутствии среди татар движения инакомыслия, не точный на мой взгляд. Разумеется, давление колониальной администрации на татар, потом, не менее жестокое давление советской тоталитарной системы, было огромное, не могло не оказать сильнейшего негативного влияния на татарские массы, в том числе и на интеллигенцию. Но, как мне представляется, все же причины не только в этом, а в отсутствии внятной идеологии у татар. Вот в чем видится мне причина. Даже и сегодня такой идеологии нет, не выработала татарская интеллигенция. Это и понятно, поскольку после 17 года прошлого столетия татарская интеллигенция перестала работать на нацию, и целиком перешла на интернациональные рельсы, стала теоретизировать об улучшении учения марксизма. Это о чем говорит? Только об оторванности интеллигенции от национальных корней, они погнались, надеясь в тайне на большое признание их работ в этой области, а сами забыли при этом, что пытаются улучшить теорию, основатели от которой уже отказались давно. Коммунисты татары остались одни, не поняли во время, что работают в холостую. А, надо было татарской интеллигенции в СССР потихонечку усовершенствовать идеи Ю.Акчуры (пантюркизм), когда все тюркские народы находились, кроме Турции, в одинаковом угнетенном состояние. Но вместо этого, наши татары в Туркестане начали обрусевать массовом порядке, и целиком перешли на русский язык, пренебрегая родственным - узбекским, казахским, киргизскими языками. А, национально мыслящей татарской интеллигенции в то время просто не было. Только теперь она начинает возрождаться (имею в виду не отдельных личностей, они были, но очень мало и не могли делать погоду). Уверен вот эта книга, Р. Мухаметдинова станет для будущей татарской интеллигенции настольной книгой и сильно поможет им в росте. Так уж случилось, что у нас напрочь отсутствовала общественная мысль в публицистике, в литературе, в театре, мысль о национальных приоритетах, или вообще о нации. Она была только в трудах некоторых историков и лингвиста М. Закиева. Зеленую книгу М. Закиева «Вопросы татарского языкознания» 1978 года, мы в Москве читали до дыр, и она ходила по рукам, поскольку тираж книги этой была ничтожной, 1000 экз. Там он впервые дал целостную картину татарской истории, которая до него существовала отрывками и была рассыпана по многим книгам сотни авторов. Попробуй все это перечесть? Потом, книги А. Каримуллина «Об истории татарской книги», в нескольких томах, где через истории книгопечатания автор раскрывал историю татар. Все мы понимали, что наша история ? это наше оружие, против которой все остальное бессильно. Помню еще книгу Батыева-Абдуллина, «Господа Акчурины», где впервые услышал о Ю. Акчуры, как о буржуазном деятеле выходец из богатых купцов.
Если и не было у нас диссидентского движения с самиздатом, с программой, и т.д., как пишет автор, но, оказывается, были отдельные недовольные личности как поэт; Салих Баттал, который написал стихотворение «Письмо Батый хану». У многих татар вызвало острое недовольство и творения Андрея Рублева; и, спецкор «Учительской газеты» Р. Илялов, который в связи с советской угрозой вводом войск в Прагу, 1968 г. хотел предупредить чехов об этой угрозе и т.д.
«В 60-е годы была неформальная группа инакомыслящих, в КГБ назвали ее условно «группой Айдельдинова», писатель Н. Фатах, ученый Ф. Валеев, актер Г. Шамуков, М. Мухаметзянов (работник НИИ при Казанском оптико-механическом заводе), Э. Зайнуллин (работник того же завода). Органы КГБ считали их высказывания и выступления политически вредными и националистическими» (стр.54). Это были одиночные выступления в защиту родной культуры, замечает автор. В тоже время, оказывается, была организована и одна групповая акция в 1969 г. казанских студентов во время съезда писателей Татарстана, которые с балкона в зрительный зал бросили несколько сотен листовок с требованием открытия молодежного журнала «Идель» (стр.55). (Студент второго курса Литературного института им. М. Горького, Р. Валиев, студент четвертого курса филологического факультета КГУ, Дульфат Маликов и Мирза Мансуров). Не так уж и мало, учитывая тотальный характер контроля над татарами.
А писатели и поэты, ученый историк и актер, требовали Татарстану статус союзной республики, это же тоже было. Конечно, наши татарские требования называть антисоветским и инакомыслием трудно, эти люди требовали элементарное, которые обязаны были власти и так предоставить, без борьбы. Открыть наши школы, разрешить издать нам молодежный журнал «Идель», не прятать нашу историю от нашего народа и т.д. Тем не менее, диссидентство (инакомыслие) у татар было, я об этом могу свидетельствовать, во всяком случае, за 70-80-ые годы прошлого столетия, так как сам был участником такого неформального движения в Москве.
Никто из нас открыто не вступал против советской власти, просто все боялись безвестно пропасть в подвалах КГБ, как было не раз в нашей истории. Потом, не было у нас защитного механизма в случае ареста, как у евреев, которых защищал весь мир. Так же не было это движение организовано, не было единого центра, хотя в конце 70-х годов, практически мы знали друг друга и могли сообщить о преследованиях, хотя связь между нами была не устойчивая. Но самое важное, не было у нас выхода за пределы страны, как у признанных диссидентов. Так же как и МХГ, только менее масштабно и не хроника, распространялась диссидентская литература среди нас, правда она была исторического характера, то, что мы мало знали. И еще сведения о наших эмигрантах живущих за границей. Да, у нас так же не было и связи с московскими диссидентами из Хельсинской группы по простой причине, поскольку цели были разные. Если московские диссиденты в основном требовали эмиграцию в Израиль, а нам надо было всего-то, чтобы давали возможность развитию нашей культуры и предания союзного статуса ТАССР.
В те годы из рук в руки ходила сочинение Бориса Ижболдина об истории татар, изданное в Бомбее в 1940 г. на английском языке. Работа довольно объемная, около 40 машинописных листов. Ведь кто-то эту работу перевел на русский язык, напечатал на машинке, (наверное, не в одном экземпляре) и распространил среди нас. Если в конце 70-х годов это сочинение через Казань дошло до Москвы, значить, кому-то это было нужно. Разве это не борьба, не сопротивление властям? Хотел донести до нас нашу историю, которую не могли получить в учебных заведениях союза, были и другие такие сочинения, которые ходили по рукам. Тогда через мои руки прошло много такой литературы, в том числе и книга Азаде Айше-Рорлих о татарах Урала-Поволжья. Так мы живо интересовались и борьбой крымских татар за возвращение в Крым. В те же годы Валиахмет Садур дал мне толстенную книгу Ришата Джемилева страниц 700, напечатанной на машинке, на тонкой папиросной бумаге, документы, освещающие депортации крымских татар. Не только читали эти книги, но и пытались им помочь, оказать содействие их борьбе, распространении сведения о них, предоставляли жилья во время их наезда в Москву, ходили на встречу с ними, поддерживали, как могли, выражали сочувствие им.
Не случайно в Москве в 1988 году мне удалось создать первую татарскую
общественную организацию; Клуб любителей татарской культуры «Туган тел» (КЛТК «Туган тел»), которая стала предшественницей всех татарских организаций в Москве. И по татарскому языку в Москве работали, в тот же 88 год в Москве добились открытия факультативы татарского языка в 15-и московских школах и 20-и детских садах («Москва татарская», сайт www.bertugan.de, М. Миначев).
Тем не менее, наши требования нельзя было называть диссидентством, в конечном
итоге, таковыми нельзя считать и да же крымских татар и их движение «За возврат в Крым». Это были элементарные требования, но власти все это возвели в культ и сделали из нее политику. В этом случае, пожалуй, можно считать единственным татарским диссидентом Тимохина Хайдара Валиахметовича, но он где-то пропал и не поддерживает отношения со своими земляками. Может, окончательно обрусел, и у него возникли другие проблемы, не совпадающие с проблемами татарской нации.
Далее автор анализирует идейную базу правящей элиты Татарстана», пишет, что «следует сразу заметить, что какой-либо цельной и проработанной стратегической идеологии в виде некоего учения правящей политической элиты никогда не было и сейчас не существует» (стр.64).
Такой идеи, или своего видения, не только у политической элиты Татарстана не было, ее не было у татарской интеллигенции в целом. Идея самосохранения должны были созреть в течении 20 века, но сами понимаете, что этот век не дал развиваться общественной мысли у татар.
Правильно автор подмечает, что «требования политического момента, ее взаимоотношения с федеральным центром или с татарским национальным движением, или просто.., новая экономическая ситуация в республике заставляли ее выдвигать некоторые идеи для решения этих тактических задач» (там же). Сразу видно ущербность такого подхода, тактическими ходами невозможно решить стратегические задачи (а эти вопросы относятся к стратегическим задачам), стоящие перед татарами. Тактические шаги позволяют видеть только те задачи, которые стоять на повестке дня сегодняшнего, не более того, вот отсутствие стратегических задач, которые предусматривают дальнейшее развитие татарской культуры, исходя из этого, и вырабатываются тактические ходы в политики. А Татарстанская элита действовала исключительно из тактических соображений, итог известен, республику опустили на тот же уровень, что и было при советах. Очевидно, это опускание республики и дальше будет происходить, если не предпринять решительные шаги по укрепление национальных устоев. Автор анализирует реформенный период в РФ и создавшуюся тогдашнюю ситуацию, верно, расставляет акценты, показывает наши упущенные возможности в те годы. С утверждением Р. Мухаметдинова, о том, что «до 93-94 гг. правящая элита свою политику согласовывала с позицией национальных татарских организаций» (64), можно и согласится. До 93 года позиция ВТОЦ была сильна, и эта позиция доминировала, но, к сожалению, после смены руководства в этой организации, вместе ожидаемого усиления позиции ВТОЦ, получилось все наоборот, ее позиция сильно ослабла. Раз головная организация национального движения потеряла свои позиции, ни «ИТТИФАК», ни Милли Меджлис не смогли повести за собой национальное движение. Да, к тому времени уже Татарстанской элитой был создан ВКТ в противовес Милли Меджлису и элита начала гнуть свою линию, что привело к расколу движения. Сейчас уже ясно, от такого шага татарстанская элита не выиграла, с ослаблением позиции национального движения, РТ стал стремительно сдавать суверенитет республики, и о защите самостоятельности РТ и речи уже не было. Автор дает объективную оценку, действиям руководящей элите в республики в те годы. А, в области экономики иллюстрирует: «после 94 г. линия поведения местной элиты Татарстана заключается в постоянном приспосабливание к объективно складывающейся ситуации, в качестве цели преследуется самосохранение, позволяющее по-прежнему владеть рычагами распределительной системы» (там же). Не могу согласиться с мнением автора в том, что «объективно» сложилась такая ситуация в РТ к тому времени. Это не совсем так, позиция РТ тогда была сильна в РФ, еще не было начата военные действия против Чеченской республики возглавляемое генералом Д. Дудаевым, взоры многих республик были направлены в сторону Татарстана. Как поступят в этот сложный момент татары, будут ли отстаивать свой суверенитет, или нет? Если бы, у татарстанской элиты была стратегическая линия, на укрепление суверенитета республики, то ситуация сложилась бы совершенно по иному. Анализ той политической ситуации в РФ, позволяет сделать однозначный вывод о том, что в этом случае и не было бы войны с ЧРИ и, генерал Д.Дудаев, возможно продолжал бы быть президентом Чечни и сейчас.
А сколько долго эти рычаги «распределения» будут оставаться в руках элиты Татарстана? Думается, это вопрос времени. Ясно же, это им временная уступка Москвы в обмен на суверенитет республики, как только ситуация изменится в пользу федерального центра, а она меняется на глазах, постепенно эти «распределительные» рычаги будут отобраны. Это неизбежно, при такой политической системы в РФ.
Я даже не стану разбирать на составные части политическую элиту РТ, откуда они вышли, (без разницы, откуда, просто нужно всегда оставаться татарином, чего у элиты не было). «Из села» как пишет автор (65), или с города, принципиального значения не имеет, поскольку не было идеологии у татар вообще, ее только предстоит разрабатывать. Полагаю, книга Р. Мухаметдинова, «Идейно-полтические течения в постсоветском Татарстане» (и книги Ф. Байрамовой и А. Халима в том числе), закладывает первый кирпич в фундамент будущей татарской идеологии. Книга написана правдиво, что немаловажно, без реверансов в сторону правящей элиты РТ, чем многие наши исследователи грешили в прошлом, при этом упускали из виду основную цель, для кого и для чего пишут все это. Тут этот баланс соблюден, в меру есть критика и столь необходимый анализ происшедшего. Он рассматривает верхушку правящей элиты республики, расследует, деля на три класса: Верхушка высшего класса, по автору составляет (1-2 тысяч чел), обладает властью, в их руках сосредоточено до 90% республиканского богатства (66). Состоит из выходцев партноменклатуры, также их родственников, имеют недвижимость заграницей, детей обучают в частных зарубежных школах (там же). «Доходы: от 100 тысяч до 1 миллиона долларов (США) в месяц. Пишет, что самым богатым человеком в РТ, является советник гендиректора фирмы «Таиф», Радик Шаймиев. Его состояние на 2006 г. 800 миллионов долларов» (США стр.66). Если сравнить с Абрамовичем, чье состояние Форбс оценивает в 18 миллиардов долларов США, это, конечно, немного, примерно, слон и моська в мире бизнеса, (но, тем не менее, для рядового татарина с доходом в 4 тысячи рублей в месяц, это много). «Совокупный доход 4-х татарстанцев; Р. Шаймиев, Айрат Хайруллин, Альберт Шигабутдинов и Ильшат Хайруллин составляет 1 млрд. 790 миллионов долларов (США). Бюджет РТ, с населением 3,8 миллионов человек на 2006 год равен приблизительно 1 млрд. 700 млн. долларов (США)». Огромный перекос, что недопустимо для национальной республики. Да и обучение детей заграницей этих и других богатых семей татар, вызывает опасения, кто из них вырастет? Вырастут из них, новые Алсу? Далекие от татарской культуры люди? Их дети могут и вовсе оторваться от своих национальных корней. Они этого добиваются? Не уверен, что они преследуют такие цели. Татарские богатые люди, которые и составляют нашу современную татарскую элиту, берут пример с евреев и пытаются за ними повторять то, что делают они. Но, при этом забывают, что евреи при любых стечениях обстоятельств остаются евреями, хотя и меняют внешнюю оболочку. А мы татары просто ассимилируемся. У нас нет тех удерживающих пружин в национальной среде, как у евреев.
2. Высший класс, с доходом от 10 до 100 тысяч долларов (США) -10 тысяч чел.
3. И верхушка среднего класс с доходом от 1 до 10 тысяч долларов (США), около 100 тысяч человек. Получается 112 тысяч человек из 3,8 миллиона населения республики, жизненный уровень их позволяет им быть уверенными в завтрашнем дне, а остальное население ? прозябает. Из этих 112 тысяч состоятельных людей, сколько татар и нетатар, автор не приводит, а жаль, но замечает, что «широко представлен русский элемент» (стр.225). Можно предположить (это не отрицается в книге), что из этой цифры только 1/3 принадлежит татарам, поскольку много состоятельных евреев и русских в республике, которые в совокупности владеют большим имуществом еще с советских времен, едва ли они могли потерять свое положение в наше время. Вызывает сомнения и то, что с доходом 1 тысячу долларов США в месяц можно отнести к среднему классу, наверное, нельзя. Вот с доходом в 10 тысяч долларов США в месяц ? это действительно средний класс. Возможно, это случилось из-за отсутствия этого класса в самой РФ, а в РТ и вовсе, получается, трудно определить этот средний класс.
Анализируя суверенитет РТ, автор делает следующие выводы: «Изначально идея суверенитета инициировалась частью татарского народа,.. Предполагалось, что создание собственного государства решит основные духовно-культурные (особенно языковые) и социально-экономические проблемы татар». Единственно правильный шаг, но это требовала большого личного мужества от всех участников национального движения, особенно от руководства РТ. «Причем татары большой упор делали на духовно- культурную сторону суверенитета..Не татарское же, население республики, смысл суверенитета видело в его будущих экономических дивидендах (стр.67). Который предполагал перевод части общегосударственной собственности в республиканское» (в 1989-90-ые гг. частично было реализовано).
«Следующая идея была преобразование ТАССР в союзную республику. Но 30 августа 1990 году, под давлением национального движения была принята идея полного суверенитета Татарстана без его субъектности, как в РСФСР, так и в СССР, что нашло отражение в тексте «Декларации о государственном Суверенитете РТ» (стр.6В очках.
Очевидно, шаг был не очень продуман и был принят на волне эйфории бурных 90-х годов, что и показало дальнейшее развитие событий. Поскольку без борьбы был отдан суверенитет республики, как излишние полномочия, за который не хотелось отвечать. Косвенным подтверждением о не продуманности принятие Декларации служит и тот факт, что не были подготовлены национальные кадры для руководства в кризисной ситуации. Декларация принятая 30 августа 1990 г. была нужна скорее для запугивания руководства СССР, чтобы добиться больших уступок со стороны центра, т.е. торг. А какие шаги после этого последуют, как с одной и также с другой стороны не были продуманы, не обыгран возможный сценарий развития событий и реакции на нее. Оно и понятно, раз был застой общественной мысли у татар весь советский период, то и, естественно, не были и наработки таких сценариев. Об этом же свидетельствует и тот факт, что подавляющее большинство татарской интеллигенции остались в стороне, и не приняла участие в событиях тех бурных лет. Интеллигенция татарская была в растерянности, поскольку оказалась не готова к таким событиям. Да и татарское общество в целом, кроме митинговых страстей ничего конструктивного не могла предложить, а силовое противостояние с Союзом, а позже РФ ? исключались. Тогда на что было надеяться? Видимо, идеею суверенитета нужно было реализовывать частями, в августе 90 г. требовать статус союзной республики в составе СССР, а после путча ГКЧП, принять второй вариант суверенитета о создание независимого государства Татарстан. Такой шаг дал бы возможность нашей интеллигенции быстрее адаптироваться к ситуации и общество в целом. Да к тому же, успели бы выработать кое-какие конкретные шаги в деле укрепления своего суверенитета. При том, экономическое положение населения РТ нельзя было допускать ухудшения, чтобы не вызвать недовольства русского населения республики. Это важный момент, поскольку эмиссары РФ пытались бы экономическое положение всячески использовать против Татарстана и татар в целом. Так же нужно было плотнее включить татар живущих за пределами республики и зарубежную татарскую диаспору. С тем, чтобы все татары без исключения поддержали идею суверенитета Татарстана и всячески помогли укрепить его. Ну, никаких шагов в этом направление не было сделано. Это же грандиозный шаг, на наших глазах рождалась татарское государство, которое мы потеряли много веков назад. Такое можно сравнить лишь, примерно, с давно затухшем вулканом. Конечно, мы все сильны задним умом, тогда ни у кого из нас не вызвала сомнения о несвоевременности Декларации о полном суверенитете ТАССР, на то и анализ делается, чтобы не повторять ошибки дважды.
Так же он анализирует и позицию идеолога РТ, Р. Хакимова высказанные им в своем труде «Сумерки империи» советника Шаймиева. На мой взгляд, определение нации по Р. Хакимову: «Нация ? это граждане, объединившиеся в государственную общность независимо от этнического происхождения», слишком уж поверхностный подход к такой серьезной проблеме, как определение наци. Автор этот вопрос не анализирует, а лишь оставляет как некий ориентир точки отсчета, для дальнейшего разговора с читателем на эту тему. В действительности, если бы дело обстояло так, как написал Р. Хакимов, то татар, башкир, чуваш, мордвы и многих других народов уже бы не стало, все бы мы давно оказались бы русскими, поскольку в одном государстве живем не один век. Есть и другой пример, США уже 3 века перемешивают народы, кстати, все они там эмигранты, вовсе не представляют собой народы в целом, тем не менее, в природе нет американской нации, сколько бы они об этом не писали. В советское время идеологи Кремля пытались создать такую нацию-народ (да и сейчас некоторые пытаются это сделать), - советский народ, но не получилось. Видно Р. Хакимов прошел хорошую школу марксизма в свое время, что решил ее методы применить в Татарстане. Думал у него это получиться, но, получилось только с обратным знаком. Очевидно, забыл или вовсе не знал, живя за спиной отца своего, известного татарского поэта, чего стоила нам, татарам сохраниться и уберечься от ассимиляции в советское время? Возможно, директор Российского института этнологии РФ В. Тишков и некоторые политологи, например, В. Маркедонов и др., воспользовались идеями Р. Хакимова в нацстроительстве и предложили создать новую нацию для многонациональной страны «политическую нацию россиян лояльных нынешним властям»? Доводы в пользу новой нации приведены абсолютно такие же, как и у Р. Хакимова. Я бы не сказал, что это случайность, а скорее они перехватили эстафетную палочку от рук советника Шаймиева и понесли дальше. В итоге вся эта конструкция обернулась против нас татар, многие из нас теперь заняты тем, что занимаемся опровержением такой конструкции в нацстроительстве и, доказываем ее не состоятельность. Это всегда больной и острый вопрос для нас, оказывается мы ее сами, и инициируем, теперь эта лавина грозить нас целиком и окончательно накрыть. В книге приводится еще одна формулировка образования нации от Р. Хакимова: «Самоопределяющийся этнос, который затягивает в свой водоворот всех, кто живет с ним на одной территории, перерабатывает в новую общность ? народ, а затем в нацию с новой системой ценностей, во многом не совпадающий с прежней» (стр.69). Идеологию нацстроительство для многонациональной страны выдвинул более ста лет назад Юсуф Акчура, с тех пор все вокруг его идеи вращаются, неспособны что-либо новое предложить. Это говорить только то, что такой идеи для многонациональной страны вовсе нет в природе, а им так хочется ее придумать.
Российским идеологам, озабоченным проблемами ассимиляции, Р. Хакимов дает законченную формулировку, им даже на это не нужно и время тратить, за них все уже сформулировал советник президента РТ. То-то я удивился, когда приехал на курултай ВТОЦ в 93 году, после Татарстанского референдума увидев растяжку через улицу Декабристов, где было написано «Да здравствует Татарстанский народ!», подумал про себя, как в советское время «Да здравствует советский народ!».
Р. Мухаметдинов в своей книге все эти формулировки Р. Хакимова приводит без комментариев, не подвергая анализу его лозунги, и возможные их отрицательные последствия для татар. Далее отмечает, что, несмотря на такое утверждение, тезис этого политика о двух государстообразующих этносах в Татарстане ? татар и русских, фактически остался не раскрытым именно в этнокультурном плане, так как его высказывания о том, что успешное самоопределение республики может быть обеспечено «представлением русским таких же прав, что и татары» (69). Да и не могли эти планы осуществиться в отношении татарской культуры, для этого нужно было менять весь кадровый состав республики (поменять не владеющих татарским языком, на владеющих этим языком работников), чего не было сделано. А без этого, понятно из этой затеи Р. Хакимова ничего не вышло. По этому прав автор, говоря, что они «является лишь бессодержательным лозунгом, ибо на сегодня именно татары в культурной сфере лишены многих прав, имеющихся у русского населения республики» (69).
Вообще-то самоопределяется народ-нация, а не территория, не республика, территория без народа никак не может самоопределяться. На мой взгляд, вот основная ошибка идеолога Татарстана Р. Хакимова, надо было самоопределяться только татарам в Татарстане и в их лице всем татарам СССР, а перед русскими этот вопрос не стоял, исторически они уже давно самоопределились и даже господствовали в Татарстане. (Видимо, не хватило мужества у татарстанского идеолога, вот он и самоопределил республику, вместо народа, подменой формы, или с изменением ее меняется и содержание. Мы частенько пропускаем такие идеологические тонкости во время теоретизирование, потом чешем затылок).
Четвертой идей элиты Татарстана Р. Мухаметдинов называет игры на противоречиях, сначала между СССР и РСФСР, затем и между разными ветвями власти в РФ с целью укрепления самостоятельности РТ. Такую идею нельзя признать конструктивным по простой причине, ситуация переменчива, этой идей можно воспользоваться только на короткое время, так как после преодоления противоречий между ветвями власти, эта возможность тут же теряется окончательно и бесповоротно. То, что было применимо между СССР и РСФСР, между этими имперскими образованиями, борющихся за власть, оказалось мало эффективной в политическом поле РФ. Серьезные политики не строят планы, опираясь на сиюминутные слабости противника (разумеется, воспользоваться можно и нужно моментом, в том числе и временными, но тут речь идет о долгосрочной перспективе, вот в этом разница), а вырабатывают долгосрочные планы на перспективу. Эта близорукая политика, если ставить задачу на укрепление самостоятельности республики, опираясь на это, то последствия будут всегда с противоположным результатом. Что и случилось с РТ. Такая политика может обозначать только одно, о не зрелости политической элиты республики. Далее автор рассуждает о суверенитете РТ, которая в большинстве осталось не реализованной, именно по этой причине. На суверенитет возлагали большие надежды и татары, и русские пишет он. Одни хотели развить культур и повысить статус татарского языка, наделив его значительными функциями, а русские люди надеялись получить «экономические дивиденды». На лицо был факт совпадения интересов татар и русских, оставалось только правильно распорядиться этим доверием, как раз этого и не случилось. Опять же, не получилось не из-за того, что не хотели этого добиться, а из-за незрелости политической элиты татар, возможность была упущена. В общем-то, и политика Татарстанской элиты должна была идти в этом русле, тогда был бы обеспечен мир и стабильность в республике, естественно, вырос бы и авторитет руководителей Татарстана и в целом татарского народа. Но, руководители республики пошла по легкому пути, итог известен. Автор пытается несколько смягчит провал руководства РТ в годы борьбы и приобретения суверенитета. «Естественно, элита обещала татарам создание «высокой» татарской культуры, а русским ? материальное благополучие» (стр.70).
Руководство РТ до 1992 года, до референдума, шла на такие обещания под сильным давлением национального движения, как только это давление ослабло, лето 1993 г., то, как говорится, начала «самостоятельное плавание», которое оказалось обыкновенным барахтаньем, похожим на случайно упавшего в воду человека не умеющего плавать.
«Скажем лишь, что «суверенная» элита РТ в недалеком прошлом состояла не из политиков», пишет автор. Как может состоять татарская элита из политиков, когда политиков у нас вовсе не было, во всяком случае, ни в Татарстане, ни в просторах РФ такие замечены не были. Может быть, и были кой-какие политики среди татар за рубежом, но мы их никогда не привлекали, не приглашали, даже не вели с ними серьезные разговоры на эту тему, а многих просто не знали. Возможно, и в нашем зарубежье не было политиков способных помочь нам в этот переломный момент, впрочем, советская власть считала их врагами. Да и откуда им было взяться? Если политикой заниматься татары боялись, у себя дома, а как они могли бы пробиться в политику заграницей, не имея навыков к такой деятельности? К тому же не было своей национальной политической школы. Можно ли считать, в таком случае, политиками бывших наших партийно-советских работников? Нельзя, поскольку никто из них не был самостоятелен, по этой причине брать ответственность на себя, для них было непривычное дело, а без этого нет политика. Они руководствовались исключительно указаниями своих высших чинов, т.е. были обыкновенными исполнителями чужых установок. Характерным является тот факт, что после 91 года, ни один бывшей руководитель Татарстана ни разу не пытался вернуться во власть в республике и не выдвинул свою кандидатуру на пост президента РТ. Так трижды Шаймиев избирался президентом республике, безальтернативно, вот это факт является неопровержимым доказательством выше сказанных слов.
Анализ экономических планов РТ в 93-94 гг. сделанной автором книги, показывает только одно, как эта политическая элита далеко отошла от народа и оторвалась от своих национальных корней. Иначе, отказ от предложенного варианта экономического развития, Айратом Бахтиаровым и Рустемом Курчаковым (бывшей первый замминистра экономики республики, и председатель экономической комиссии Минэкономики РТ), модель «национального капитала», по образцу азиатских стран: Китай, Южная Корея, Япония, Сингапур, Малайзия, Турция - не было бы отвергнута. «К сожалению», пишет автор, «определенные круги Татарстанской элиты, ориентированные на модель либерального капитализма, не дали ходу этой идеи, стержнем который был тезис «народ и капитал» едины» (стр.71). Как раз и говорит о том, что элита не была готова образовании независимого Татарстана от РФ, и поэтому ориентировалась на ее экономическую модель. А татарстанская модель «мягкого вхождения» в рынок, вовсе не противоречил российской модели экономических отношений.
Р. Мухаметдинов пишет, что «тем не менее, за прошедшее 15 лет Татарстан ? в социально-экономическом плане добился значительных успехов и в этом опередил большинство регионов России. При том пишет он, что «70% всех собираемых налогов отбирает Федеральный Центр» (там же). Значительный рост экономики должен был бы сопровождаться повышением уровня жизни в республике, но этого не произошло. С этой точки зрения, утверждение автора несколько противоречит его экономическому обзору РТ, где он приводит такие цифры, что годовой доход четырех Татарстанских олигархов, больше бюджета республики, а в республике проживает 3,8 миллиона человека. Если бы, было сказано, что доход всех татарстанцев больше бюджета республики, то еще можно было бы и поверить автору. Но, если он относит к среднему классу людей с доходом в 1 тысячу долларов США в месяц, а всех людей с таким и выше доходом всего в республике 112 тысяч человек, то слова автора книги не вызывает в данном случае особого доверия. Поскольку не известно, какой же доход у остального населения республики составляющий 3, 688 миллиона человек? Совершенно не ясно. В этом свете, утверждения о том, что экономическое положение татарстанцев лучше, чем, скажем, у жителей дотационной Псковской области, мне кажется преувеличением.
Автор довольно подробно остонавливаеться на идейно-политических течениях в РТ, в начале 90-х годов, и до 2006 года включительно. Анализирует концепцию «джадидизм ? евроислам» и находит ее положительной. Ислам рассматривает, как традиционную религию татар, рассматривая ислам и татарское национальное движение в целом, и видит перспективы их дополнения друг друга. Отмечает удобность космополитизма ислама для политической элиты республики и исламским организациям татар. Которые по закону не имеют право заниматься политической деятельностью, я бы еще добавил и нашим муллам, которые такой деятельности чураются. Плюс к этому, обращает внимание на то, что интернационализм сегодняшнего ислама не способствует развитию татарского языка, а наоборот всячески это развитие тормозит. Пишет, что «в исламе существует четыре направления»; ритуально-богослужебное и психологически утешительное, социальное, этнокультурное, философско-мировоззренческое». Место ислама среди татар, вот как определено им: «работа в мечетях сконцентрирована в основном на первом направление» т.е. «ритаульно-богослужебное и психологически утешительное». «Татарскую же интеллигенцию интересует последние три направления», отмечает он. «Татарский ислам», (название условное, в принципе ислам един и не делиться, на этносы), считает «нельзя рассматривать, как некую новую религию, или как ревизию Корана». (Если кто-то пытается изменить Коран, то он уже автоматически считается не мусульманином, поэтому речь о ревизии не может идти, видимо тут автор что-то другое имел в виду, а не ревизию Корана). В условиях «глобализации» ислам сегодня не способствует, резюмирует он, развитию татарского языка и национальной культуры, и, это вызывает у автора беспокойства(126).
В 18-19 вв. ислам помог татарам сохраниться как народ, поэтому ислам и национальная культура, язык наш были тогда едины, чего, к сожалению, нет сегодня. Сегодня у нас ислам становится русскоязычным и вытесняет из мечетей татарский язык.
2. Национально-демократическое (умеренное) течение (93-143). Тут несколько подпунктов, начну с ВТОЦ (93-111). Подробно рассмотрено все программы ВТОЦ, с именами разработчиков этих документов и т.д., что, на мой взгляд, сделано правильно. Я не буду их тут перечислять, не хочу повторяться, они все достаточно подробно приведены в этой книге. Хочу только заметить, что все программы ВТОЦ были очень привлекательны и масштабны, к сожалению, многое из этих программ остались на бумаге, но некоторые были реализованы в ходе демократических преобразований в РТ, к ним можно отнести такие пункты:
1. Принятие Конституции на базе Декларации Суверенитета 1992 г. (в последствии конституцию привели в соответствии конституцией РФ, и на этом закончился суверенитет).
2. введение президентской формы правления в РТ, создание национального банка (Ак Барс, трудно назвать его национальным банком в классическом виде, но все же свой республиканский),
3. решение вопроса о собственности (этот вопрос успешно решен в пользу местной элиты, но не народа), ассамблеи тюркских народов (который так и не заработал, как того ожидали),
4. проведение регулярных ежегодных фестивалей тюркской культуры. Вот, пожалуй, и все из реализованных пунктов из программы умеренных.
Перечень не исполненных, но заявленных пунктов гораздо больше, если бы было наоборот, наверное теперь и республика, особенно татары, не находились бы в столь плачевном состоянии. Для наглядности хочу привести перечень этих не реализованных пунктов:
1. Принятие закона о гражданстве ТР.
2. Создание общего рынка Поволжья и Приуралья.
3. выпуск общей газеты региона.
4. Строительства коротковолновой радиостанции (АО).
5. Издание общетюркской газеты «Тарджуман».
6. Создание унифицированного тюркского алфавита на основе латинской графики.
7. Возрождение на новой базе тюркского литературного языка.
8. Создание серии капитальных изданий (Тюркский фольклор, история тюркских народов, тюркская энциклопедия). Соотношения реализованных пунктов программы и не реализованных составляет 1:2.
Это были наметки первого съезда ВТОЦ, потом были не менее интересные пункты и в программах следующих съездов. Правда некоторые пункты этой программы сам-собой отпали, в следствие развала СССР, и получения независимости тюркскими республиками. Такие пункты как, общетюркская история, энциклопедия и пр., хотя в перспективе они будут созданы, но, видимо без усилий со стороны татарского национального движения, по вполне понятным причинам. В этих программных документах упор делался на суверенность РТ, и всячески тормозились связи с РФ на общественном уровне, такие как попытка В.В.Жириновского встретиться с татарстанцами в 90-х годах, выборы президента РФ и т.д.
Но уже, в 1999 г., 6-ой съезд ТОЦ принял новую программу со следующими требованиями, состоящих из 30-и пунктов. Где во главе угла был поставлен вопрос о защите суверенитета республики, практически уже сданным татарстанской элитой федеральному центру. Понятно, эти пункты только ради выпускания пара, поскольку претворить их в жизнь уже не было сил. Все эти пункты есть в книге, так же раскрыты там и содержание их, желающие могут посмотреть сами.
Б). «Хартия ? 2001» (111-117) общественных сил Татарстана в защиту суверенитета РТ. Этот документ имеет пункт требование руководству республики, «немедленно начать переговоры с Москвой о справедливых, а не грабительских межбюджетных отношениях (1). Повысить зарплаты бюджетникам (низкооплачиваемым на 30%) (2), открыть национальный университет (3), дать гарантий об этом, 12-часовое татарское телевидение и с первого сентября 2002 г.(4), начать переход на латинскую графику (5). И предложение Госсовету РТ не сидеть в окопах, а перейти в наступление на Федеральный центр за защиты законов РТ (6), если нужно подать аппеляцию в Страсбургский суд (7).
Требования очень умерены и минимальны, здесь мы уже не видим слово в защиту суверенности РТ, многие из этих пунктов так же остались только на бумаге. Об этом же свидетельствует и вот этот абзац: «что в будущем ВТОЦ будет необходимо, не теряя своего лица и своих принципиальных позиций, активнее включаться в общероссийские политические процессы. Только войдя в эти процессы, изучив их, плавая в них как рыба в воде, используя все доступные правовые и медийные механизмы этого государства, используя мировое общественное мнение, он (ВТОЦ) сможет отстаивать свои интересы» (стр.115). Только вот как он сможет это сделать, когда в Госдуме 450 жириновских? Так можно предлагать, действительно, только находясь так далеко от российской действительности, как в Казани. А, живя в Москве, мы такой перспективы не видим, это показывает, что многие в Казани выдавали желаемое за действительность.
2.3. Далее, рассматривает идеологические концепции отдельных авторов (118-120). Д.М.Исхаков, доктор ист.наук, один из разработчиков Программы ВТОЦ до 1993 г. Из всех идей «программного и прогностического характера», автор берет три, наиболее важные, на его взгляд идеи: - наполнение идеи «татарстантизма» политическим и этнокультурным содержанием;
- прогнозирование двух разных политических моделей (А и Б) развития Татарстана после 1994 года;
- идея создания с центром в Татарстане большой тюркско-исламской политической общности общероссийского масштаба. Автор пишет, «Д.М.Исхаков в отличие от Р.С.Хакимова идею «татарстантизма» наполняет конкретным и ясным политическим и культурным содержанием». Не вижу особых отличий в вопросе «татарстантизма» у этих двух ведущих ученых Татарстана (Р. Хакимов и Д. Исхаков), тем более этот термин является совершенно умозрительным и искусственным, придуманным ими, для определения новой общности после принятия Декларации суверенитета в Татарстане. Относительно идеи «татарстантизма» Д. Исхакова, автор пишет: «В политическом отношении основные этнические группы ? татары и русские должны обладать равными правами», это же просто декларация. Такое определение есть и у Р. Хакимова, ошибочность этой идеи жизнь уже доказала и мне нет надобности на нем останавливаться более подробно. Но, Д. Исхаков предлагает и нечто новое, «Гарантом такого равенства мог бы стать двухпалатный парламент, состоящей из палаты республики и палаты национальностей.., чтобы эта система «заработала», необходимы определенные административно-территориальные преобразования в республике». Эти идеи автор не подвергает сомнению и его вывод об этом говорит: «что в Татарстане для создания нации татарстанцев была бы наиболее близкой модель Бельгии и бельгийкой политической нации, состоящей из валлонов и фламандцев» (119). Едва ли пример Бельгии татарам в РТ может подойти? Как можно ставить на доску независимую Бельгию с колониальным Татарстаном? Лучше взять пример из российской действительности и посмотреть по внимательнее, что же обозначает административно-территориальные образования? Административно-территориальное образование предусматривает создание в составе РТ, отдельных татарских районов и отдельных русских районов, как в Молдавии Приднестровье. Д. Исхаков, фактически предлагает поделить республику на татарскую и русскую части. Едва ли такую идею можно признать конструктивной и способствующей, приобретение самостоятельности татарам. «Татарстанцы ? это политическая нация, а татары в Татарстане ? это этнокультурная (этническая) «нация». (Такая конструкция уже предваряется в РФ, где, по аналогии с конструкцией Д. Исхакова, предложили принять термин нация россиян, а русские и др. считать этническими нациями). Есть опасения, в случае вхождения в повседневную жизнь этой схемы на практике для многонациональной страны, процессы ассимиляции пойдут еще быстрее, чем сейчас, в конечном итоге, татары могут и вовсе исчезнуть. При этом «русские образуют этнокультурную общность не в рамках Татарстана, а в масштабах всей России» (119). Чего и добиваются российские державники всех мастей. Связи сказанном, хочу привести один абзац из статьи политолога В. Маркедонова, «Тезисы по Российской национальной политике», разработана новая концепция идеи образования новой нации для всех граждан РФ. Вот что он пишет: «Под национальной политикой мы понимаем систему идеологических взглядов, принципов, приоритетов, а также политических, управленческих, социально-экономических решений и мер, конечной целью которых является формирование российской гражданской политической нации» (С. Маркедонов статья из Интернета).
Ну, никак не ожидал от наших ученых, что они работают над ложной концепцией, вот что значить, слишком увлекаться чтением еврейских авторов, без должного анализа.
Ну, разумеется, поделив республику по национальному признаку, на той части, которая достанется татарам, можно будет развивать татарскую культуру. Только вот в реальности так не получается, такие р-ны были в советское время в Российских областях, потом власти их постепенно упразднили, это же прямая дорога к ликвидации республики. Аналогичные предложения мне в Москве приходится слышать чуть ли не каждый день, во всяком случае, почти на каждом форуме, где приходится бывать. На что всегда говорю так; «постойте господа, о чем вы говорите? русские люди живут на татарских землях». Все, больше никаких разговоров. Не понимаю, в Казани сами ученые выступают с такими предложениями. После таких предложений, можно остальные пункты уже не рассматривать, поскольку первый пункт перекрывает все остальные и делает их бессмысленными. В прогнозирование развитие РТ, который был издан в 1995 году, где он предполагал, что руководство РТ будет занимать «выжидательную позицию», ничего нового уже не было. Все мы видели это еще в 1992 году, прямо после референдума Татарстана. И с идей создания «тюркско-мусульманской общности» ничего не вышло, была попытка создания партии «Истинных патриотов России» во главе с одним дагестанцем, попасть в Госдуму не удалось. Слабая идеологическая позиция, отсюда и не удачи на выборах.

2.4. Следующий идеолог Татарстана выступает сам автор книги Р. Мухаметдинов (121-128), и, какие идеи он выдвигает? Оказывается, что первым идеи «татарстантизм» выдвинул он еще в 1992 году, где предполагалось создать общую идеологию для всех живущих в республике, т.е. и для татар, и для русских, универсальную идею пригодную на все времена. Где предлагалась идея «национальный суверенитет татар первичен по отношению к государственному суверенитету» и свел все к 4-м пунктам: 1. Исламизм, «должен базироваться на укреплении нравственных норм ислама и усвоении вершин мусульманской философии».
2. Татаризм, «опирается на татарский фольклор, песни, национальные праздники, историю, на литературу, на труды писателей и общественных деятелей начало ХХ века».
3. Тюркизм, «должен опираться на общетюркский алфавит на латинской графике, на проведение общекультурных тюркских мероприятий, внутритюркский туризм, экономическое сотрудничество и др.».
4. Западные ценности (вестернизм), а) «в контексте проблемы «традиция и модернизм»; б) «западничество и славянофильство у русских» (зачем татарам предлагать это как идеология?); в) «кадимизм и джадидизм в начале ХХ в.»; г) «патриоты и демократы в современной России, современный татарский модернизм и традиционализм». Это скорее не идеология, а рассмотрение русской общественной мысли в их упаковке. Надо ли все это нам? Не очень в этом уверен. Автор, развивая собственную концепцию, приводит совершенно умозрительные вещи, которые не будут востребованы русскими людьми никогда, если только насильно им это не навязать. Смотрите сами, «Русская же община должна была превратиться из определенной части русской политической нации в русскую этнокультурную нацию Татарстана. Благодаря освоению русскими татарского языка, ознакомлению их с восточной культурой, защите ими общих экономических интересов РТ и отторжению имперской политики России они бы превратились в русскую общность, обладающим татарстанским менталитетом и отличающуюся от русских России» (125). Это совсем не факт, что так именно и случилось бы с русскими. Ведь татары, владея русским языком, все же не стали русскими, хотя русский менталитет к нам и привился. Мы к этому отчаянно сопротивляемся, не имея своей государственности, а русские поддадутся, имея государство? Не серьезно это для ученого человека.
Идея автора о «солидаристкой партии народов России», тоже из области фантазии, показывает непонимание сути либерализма в России. Автор совершенно не понимает политическую систему в РФ и не разбирается в ее идеологии, отсюда и такие ошибки. «Евреи обеими руками вцепились в либерализм, большинство русских молятся великодержавничеству и национал-большевизму. У обеих этих доктрин нет перспективы в России. Обе они не оправдали себя как в историческом, так и в практическом плане и были дискредитированы в глазах народа. Может быть, наступило время нам, татарам, проявить инициативу в масштабах всей России?», заключает он (127).
Весь вопрос в том, что в политическом поле РФ все основательно перемешено, все условно, очень часто определить, где либерал, а где шовинист, абсолютно невозможно. Едва ли можно отнести к либералам лидеров ЛДПР, Жириновского, Митрофанов и других членов этой партии. А ведь они евреи (которые у нас ассоциируются с либерализмом), если не все, то первые точно. Но они же выступают и как державники шовинисты, нисколько в этом вопросе не уступая Рагозину, официальному русскому патриоту. Не так просто разобраться в политическом поле РФ, как показалось Р. Мухаметдинову. В этом поле много полутонов создают видимость различий, которые незаметно сливаются за горизонтом, т.е. за невидимым пространством. Пока наши ученые не научаться улавливать эти полутона в политике РФ, не удастся выработать приемлемую идеологию для татарской нации.

2.5. Р.Г.Сафин (129-138), считает, что «одни управляют миром в целом (евреи), вторые являются хозяевами крупных регионов в континентах (напр. русские), а третьи живут в подчиненном положении у вторых (напр. татары) (129). Немного упрошенный подход к проблеме, при таком раскладе, получается, что вторые и третьи не «подчиняются» первым. Это не так, практически везде и всюду доминируют первые, но при этом создается видимость, что и вторые чем-то управляют. Но это только видимость, которая и вводит в заблуждение людей и наших ученых в том числе. Вот, исходя из этой искаженной картины, и складывается взгляд на все происходящее через призму «татаро-русских» отношений, не является исключением и наши ученые в том числе. Эти «отношения» втолковывали нам в течение веков, а истинные хозяева при этом, оставались в тени. Теперь, мы наблюдаем картину выхода из тени настоящих хозяев, вместо подставных хозяев, которых нам представляли прежде, сегодня уже им ничто не угрожает, не то что, скажем 100-150 лет назад.
Геополитические взгляды Р.Сафина приведенные автором в этой книге, исходят из двух категорий власти: «теллорукратия ? власть, полученная за счет континентальных просторов» (подразумевается Россия) и, «талассократия ? власть, полученная благодаря морю (крупным рекам) (западная Европа, Волжская Булгария) (130). По предположениям этого теоретика в мире будет господствовать «мондиалистический сценарий» развития, т.е. «талассократская» западная цивилизация. Весь мир будет представлять собой конгломерат этнических административных единиц, «управляемое ? единым Правительством» (131). В середине 90-х и у меня были такие мысли, прообразом Мирового Правительства предполагал, станет ООН. Но другие силы, работающие над созданием этого Правительства, основой его видят в других и не допускают мысли такие как у Р. Сафина.
В дальнейшем по Р. Сафину миро устройство выглядит так: «начнется соперничество между США и РФ, которые будут стараться использовать татарский фактор» в борьбе друг с другом. Соперничество, можно сказать уже началась, а вот использование татарского фактора сомнительно, в виду отсутствия у татар реальных сил в республике. Он также предполагает усиление татарской буржуазии, которая будет выступать как один из основных игроков на просторах РФ, такое было возможно в начале 20 века, до октябрьского переворота, сегодня гораздо сложнее. Далее, по предложение, что «борьба народов в золотом миллиарде не должно привести к глобальной войне, к катастрофе» (133). Борьба внутри «золотого миллиарда» не будет, поскольку в этот клуб избранных войдет только представители «первых», а всем остальным туда дорога заказана, опасения напрасны. Базисная ошибка Р. Сафина в определение кто кому подчиняется в мире, приводит этого теоретика к ошибочному выводу. Но, тем не менее, несмотря на ошибочность представления и прогнозирования, работа этого и других теоретиков имеют положительную сторону в том плане, поскольку татары, пожалуй, впервые пытаются осмыслить происходящие изменения в человеческом сообществе (в мире), ставя самих себя в центр событий, то, что раньше такого просто не было.

А.Х.Бурганов (139-144), ставит проблему сохранения татарского народа, для достижения этой цели выдвигает идею: что «татары Татарстана должны укреплять экономическую, политическую и культурную независимость республики; татары живущие вне пределов Татарстана, должны объединится в национально-культурные автономии» (НКА). Но этого явно не достаточно для сохранения нации, по этому профессор предполагает создать средний класс и на основе этого и частной собственности, которыми будут владеть они, т.е. татары, у них появится общие интересы, которые их скрепят крепкими узами между собой, что и позволить им сохраниться. Р. Мухаметдинов в своей книге подробно останавливается на работах татарских ученых и на основе своего анализа делает резюме: Сверхбогатым людям и «связанной с ними правящей элите невыгодно образование многомиллионной армии среднего класса собственников. Далее полагает, что при осуществлении идей А.Х.Бурганова придется им поделиться с собственностью, встав на путь справедливого распределения народного достояния, «которые они получили незаконно» (143). Но, он не верит, в возможность добровольного отказа сверхбогатых людей Татарстана от своих привилегий, в пользу среднего класса и тем самым положить на алтарь национального возрождения часть своих богатств. Возможно, полагает автор, «идеи татарского профессора ? патриота будут востребованы в будущем» (143). Автор так же полагает, что «тюрко-исламские» ценности трансформируются на основе этнических и общественных ценностей татар в некое учение, которое в дальнейшем явится основой сохранения нации. Как он полагает, поскольку основная часть лидеров и идеологов «умеренного течения», которые работают над этой проблемой, являются «светскими националистами» (144), то это им удастся.

3. Национально- радикальное течение (полагаю, все эти деления на радикалов и умеренных, условным, поскольку оба эти течения были не достаточно последовательны в действиях, что хорошо видно из документов, принятых ими в те бурные годы).
3.1. Татарская национально независимая партия «Иттифак» (144-150). Автор признает, что наиболее полно отражены в программных документах «Иттифак» и Милли Меджлиса идея строительства татарского государства. «Радикалы считали», пишет он, что необходимо РТ получить полный суверенитет, это положение нашло свое отражение в тексте Декларации суверенитета от 30 августа 1990 г. (145). Стратегическая цель «Иттифак», пишет автор «предусматривала решение трех задач: - возрождение татарской нации; восстановления государственной независимости татарского народа; реализация неотъемлемых прав татарского народа как субъекта международного право» (145). Вот этот третий пункт, почти без изменения был внесен в текст референдума РТ в 1992 году и нашел одобрение более чем у половины жителей республики. Это очень сильные пункты программы «Иттифак», но наряду с ними были несколько размытые пункты, которыми впоследствии очень ловко воспользовалась правящая элита республики, не для усиления национальной позиции татарского народа, а для удовлетворения свои узкокорыстные интересы. Эти пункты, где не четко прописаны права татар, как в самой республике, а также вне пределов ее, не способствовали подъему национального движения на защиту суверенитета РТ в решающее историческое время. Что значить, «имеет право быть гражданином республики» и прямо тут же, «если он того пожелает» (146)? Надо было коротко написать, что все татары, независимо от места проживания и гражданства становятся гражданами РТ, без всяких там «имеет право», и если «захочет» и т.д. Или возьмем двуязычие в Татарстане, «татарского и русского», которое, не работает из-за своей половинчатости, что и отмечено автором в этой книге (147). «В будущем» предполагалось оставить в РТ только один «государственный язык ? татарский» (там же), это может только утешить, но не меняет уже отлаженную ситуацию. Как пишет автор, что «вторая программа» «Иттифак» 1993 г. (148), была исламизирована, а на 4-съезде эта партия (20.12.97г.) «и вовсе была провозглашена исламской», хотя в название партии это никак не отразилась. В этой программе был принят пункт, провозглашающий лишь один государственный язык «в республике ? татарский». Запоздалый пункт, который уже не на что не мог влиять в РТ, поскольку она уже стала к тому времени субъектом РФ, вместо «ассоциированного», что было ранее провозглашено. Далее, «Опыт последующих лет показал, что для татар нет никаких перспектив для развития в составе России, а поэтому программы «Иттифак» до сих пор является наиболее конструктивным выходом для спасения нации» (150). Вот какой горький вывод вынужден делать автор. Отсюда следует только один вывод, что т.н. «умеренное течение национального движения» ошиблась в своих прогнозах, а ведь на них была ориентирована татарстанская элита, и их установками пользовалась, а не на партию «Иттифак».

3.2. Милли Меджлис татарского народа (ММТН) (150-154). К тем же радикалам отнесен и национальный Парламент в лице Милли Меджлиса татарского народа (ММТН), который разработал и принял «Канун» (Конституцию татар) (20.01.1996 г.). Согласно «Кануну» татарская нация должна возрождаться, опираясь на принципы народности, тюркизма и исламизма (150). Интересное явление в наше время наблюдается среди татар, «радикалы-националисты» хотят быть за одно с исламистами, а последние их всячески избегают.
Идеи ММ привлекательны и вполне могут быть востребованы сегодня как никогда, когда, определенные силы в РФ, из федерации всеми силами пытаются сделать империю. Весь механизм Парламента, за небольшим исключением разработан, курултай избирает «Малый Милли Меджлис, Главу нации, духовного Наставника нации (муфтия), Верховного судью» (Казыя) (153). Все это замечательно, но как реализовать? Разработан ли метод определения Главы нации? Каким он должен быть, на какие критерии должен отвечать? Как выбрать из множества муфтиев одного главного, чтобы остальные слушались его? Этот вопрос относится и к фигуре Казыя. В книге автор эти вопросы оставил без ответа, очевидно, эти вопросы никак не прорабатывались. Ясно, что Глава Нации должен быть всесторонне одаренным, честным и авторитетным человеком. А, где такого найти, если люди наделенные властью пользуются авторитетом, то большей частью не очень честны, да и национальные интересы у них, не на первом месте. Тем не менее, автор утверждает, что «татарский Канун» наиболее значительно и детально разработанный документ, национального движения». По мнение автора, в документе сделан излишней акцент в сторону ислама, что, как он полагает, не совсем соответствует национальным задачам татар. Татары, полагает автор, продукт «синтетической культуры», по языку - «тюрки», по нравственности ? «мусульмане», а по интеллекту ? «сторонники западной цивилизации», т.е. основа татарской культуры не базируется только на национальных корнях, а имеет и другие компоненты. Видимо эти слова автора придется принять, действительно на нашу культуру имеет сильное исламское влияние, да русского немало, через них и влияние западной культуры присутствует (155). Как не странно, менее всего оказало влияние культуры тюркских народов на нас.

3.3. К национально ? радикальному течению, автор относит и приверженцев древнетюркской религии тенгрианство (тенгристов, так названо в книге), «как некую форму духовной основы тюркских народов, связанной с политическим тюркизмом» (155). Это попытка возврата к истинным национальным корням, в наше время не случайное явление. Поскольку никак не удается возродить татарам свою государственность, находящиеся в зависимости от России так долго, и ислам, как полагают некоторые, им в этом не очень помогает. А, тенгрианство опирающейся на национальные корни не только татар, но и всех тюркских народов, способен консолидировать тюркский мир и стать «идеологической основой возрождения» татар (там же). Про них уже не скажешь, что они «синтетический продукт», поскольку они татарскую культуру мечтают перевести на национальные рельсы. Тенгристы, пишет автор, «мечтают возродить тюркскую цивилизацию» (Р. Безертинов), это уже значительно более масштабное задача, чем возродить культуру только одного народа (татарского). Один из идеологов «тенгристов», З. Аглиуллин выдвинул лозунг: «независимость в мыслях, словах и делах», понятно с независимостью в мыслях, не возникают вопросов, а вот двумя последними, дело гораздо сложнее. Попытался свой лозунг подкрепить тремя теориями; 1-ая, это теория ядра, 2-ая, теория покровительства и 3-яя, «гунно-туранская теория». Первая теория работает на уровне молекул, а вот в человеческом сообществе, работа ее под вопросом. Трудно себе представить общество, где вокруг лидера (ядра) все бы вращалось, и, замена лидера приводила к катастрофе. Конечно, роль лидера велика в человеческом обществе, но вот абсолютна ли она, в этом есть сомнения. Дальнейшие рассуждения этого идеолога, в отношении столкновений цивилизаций («время разрушения исламской цивилизации»), или война между «христианской и буддийской», где победа отдается буддийской цивилизации. А, возможное столкновение христианской цивилизации с исламской, не так очевиден исход, как кажется теоретику. Очевидно, З. Аглиуллин стал заложником западных идеологов, которые разрабатывают цивилизационные столкновения. По теории, которую сам предложил (З. Аглиуллин), показатели исламской цивилизации такие же, как и у христианской ? 3/3, такой расклад дает ничью, а не победу одной из сторон. Слабость наших теоре
_________________
Ил, миллэт, дэулэт.


Последний раз редактировалось: Тuктар (21 Июл 2007 18:58), всего редактировалось 2 раз(а)
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Тuктар
Акула пера


Зарегистрирован: 17.03.2007
Сообщения: 1634

СообщениеДобавлено: 07 Июл 2007 23:05    Заголовок сообщения: Слово рождает мысль, полемика. Ответить с цитатой

Наши предки в древности достигли больших успехов именно тогда, когда у них была своя религия тенгрианство, свое мировоззрение, т.е. были самостоятельны в определение своих приоритетов. Не могу согласиться с автором в том, что тенгрианство «не богооткровенная религия» и поэтому «менее подвержено субъективному толкованию». Что значить не богооткровенная религия, что не было у тюрков своих пророков? Автор это хотел сказать? Опять же нельзя с этим согласиться, поскольку в Коране сказано, что всем народам из их среды были посланы посланники: «каждому народу свой посланник» (Коран С.10, а.48 /47, «посланники с их языками» С 14, а. 4, «Мы отправляли к каждому народу посланника» С.а.16). Раз так, то таким пророком можно считать Хызыр пейгамбэр (пророк), который сохранился у татар, тогда его утверждение, скажем так, немного поверхностное. Об этом красноречиво свидетельствуют и древнетюркские погребения, где отчетливо видно, что они были приверженцами Единого Бога Тенгри. Это подтверждается и скифской легендой, описанной Геродотом, о ниспослание скифам с Неба четырех предметов: «ярмо (камыт), плуг (соха), секира (ай балта), чаша» из этих четырех предметов, одну мы видим отчетливо в древнетюркских памятниках, изваяниях, т.н. «половецких балбал», которые в руках держат именно чашу. Очевидно же, чаша может служить и мерой веса (об этом подробнее можно прочесть в моей книге «Безнен Юл», Москва 2000 г. Инсан). Пользуясь, случаем хотел бы привести толкование имени сына скифского предводителя Таргитая, которому в руки дались эти небесные предметы ? Арпоксай. На мой взгляд, имя состоит из двух слов и древнетюркского аффикса множественности «сай-тай» (по тюркологу Насилову). Арпоксай ? ару - пак ? сай, «ару пак» обозначает чистоплотный, понятно, что только в чистоплотные руки могли взять небесные предметы, а не любой другой. Все учения имеют назидательно - воспитательный характер, в том числе и тенгрианство, как и другие мировые религии.
(Тюркская цивилизация, на мой взгляд, имеет в основание круг, которая вбирает в себе тау (гора) ? йорт (юрт) ? курган ? куляса (колесо), все имеют круглые формы, а также в большинство населенных пунктах дома расположены так же по кругу).
Так как тенгрианство мы начали изучать сравнительно недавно, какие-то 10-15 лет, то каждое упоминание об этом забытом учение вызывает жгучий интерес у части татарского народа. Р. Мухаметдинов в своей книге приводит пять принципов тенгрианства, хочу их привести целиком: 1. Идея гармонии между человеком и природой.
2. Этика тенгрианства, требующая от человека быть правдивым, честным, неукоснительно выполнять свои обязанности перед близкими людьми, а от кагана (хана) быть справедливым и заботиться о народе.
3. Идея свободы, демократизма и гуманности в отношениях между Тенгри (богом) и тюрками. Тюрки не были рабами Тенгри, а были его сыновьями, т.н. «сыновьями неба».
4. Идея любви к своему народу и стране, преданности своей стране и ее древним традициям. Все это отразилось в культе предков, защищавших в битвах свою Родину.
5. Эстетика тенгрианства, заключавшаяся в том, что тюрки любили и ценили красоту природы, устраивали свои религиозные церемонии и обряды в самых красивых местах ландшафта, наслаждались душой и телом в этом великолепии природы (166-167).
А что, другим народам не свойственно было любить природу? Все это искусственно, выглядит как выдуманное современниками. Во- первых, получается, что тюрки религию придумали сами, а остальным (евреям и арабам) ниспослал Бог, как это можно голословно утверждать? Похоже, что тенгрианство явилась базисной основой всех мировых религий, вероятно не случайно в Библии так много тюркизмов. По мнение некоторых ученых (В.Махнач), Септуагнита, копия с греческого языка, самой древнего текста Библии, является старше оригинала. Это уже не каламбур, кто старше, курица или яйцо, а оригинал моложе копии быть не может, этот архиважный вопрос требует к себе самого пристального внимания. Известно же, греки не были первыми христианами, и это учение не могло изначально у них зародиться. Значить, они сами эту книгу переписали из какого-то другого языка, у другого не известного народа. Этими неизвестными могут быть только скифы, поскольку греки именно со скифами имели постоянный контакт.
И еще, если тюркский Бог, то с маленькой буквы, а если просто Бог, то с большой пишет. Это уже говорит, низком самооценке татарских идеологов, которые приплетают к такой серьезной проблеме как древнетюркская религия и всякую «демократию и гуманизм» каких понятий не было в древности и тем самым низводят тенгрианство, до уровня банального язычества. Обряды тенгрианство сохранились в фольклоре татар, их там очень много, есть сведения и о жертвоприношениях. Даже в наших молитвах, которые читают наши бабаи, присутствует элементы религии тенгрианства, вот например, короткая молитва, обычно завершает после Альхама: «Аштыр-таштыр явызларны адаштыр, изгелэргэ тоташтыр», таких молитв пожеланий (просьб) множество рассыпано по всей нашей ежедневной жизни, в нашем фольклоре. Они как-то остаются вне нашего внимания, но они есть, их только надо учиться распознавать. Но самое важное и самое главное, это фигура пророка Хызыр, который в отличие коранических пророков является бессмертным, его поступки как раз и раскрывает суть этой религии и гуманизм учения.
Также много сведений заложено и в тюркском животном календаре, древних праздниках, мы просто их не помним, забыли, как забыли свой тюркский алфавит ? рунику. Обычай у татар отмечать память усопших 3-7-40 дней и годовщину своими корнями уходит к тенгрианству, вот поэтому арабы всячески пытаются нам запретить поминать своих умерших, хотят вытравить из нашей памяти нашу историю. Делают ли они это сознательно или без, неважно, нам от этого большой вред. Культ предков у тюрков, которые мы вот уже на протяжении тысяча лет соблюдаем, служит связывающим звеном между прошлым и настоящим, а через детей и будущим. Так что, это не просто поминки по родным, а происходит осуществление связи времен, вот как мы должны это рассматривать. В тенгрианстве был еще культ кукол, сохранившегося у сибирских татар, связанной с магическим представлением древних тюрков, предсказанием и т.п., так же подзабыт основательно. В тенгрианстве религиозные служители назывались Кам, а не шаманы, это не одно и тоже, требует отделить одно от другого, нельзя сваливать все в одну кучу, шаманы ? это уже нечто другое, не относящееся к религии древних тюрков. Тема тенгрианство требует более полного освещения, рамки рецензии на эту книгу слишком тесны для этого.
Автор высказывает и другое пожелание, «о создании своей этнической идеологии, или создании сугубо татарского ислама, который бы не заменил собой наше тюрко-татарское ядро, а лишь укрепил его» (164). Правильно, мы в поиске, практически это т.н. татарский ислам уже существует, теперь требуется просто более четко это обозначить. Безусловно, наша религию трудно представить без ислама, но ее также невозможно представить и без тенгрианство, которая незримо присутствует в нашей жизни и пронизывает ее насквозь, но, которую до сих пор не могли опознать и описать, как следует.
Он так же отмечает, что «тенгристы» отражают настроение части татарской массы, которые обеспокоены быстро идущим процессом ассимиляции, «потеря ими родного языка и своей этнической идентичности». К чему способствует отсутствие у руководства национальной идеологии и политики по реализации статуса татарского языка в республике (там же). Да откуда же у элиты возьмется национальная идеология, если официальный идеолог (Р.Хакимов), не мог придумать ничего, кроме идеи «татарстантизма», которая берет свое начало из советской идеологии? К тому же, все «умеренные идеологи» (националисты), так же придерживались идеи той же идеологи «татарстантизма». Кажется, наметился поворот от этой идеи «татарстантизма» на идею сохранения татарской нации, автор не видеть «перспективы для татар в составе России», а ими предложенная идея как раз доказывала обратное. Тенгрианцы в своих трудах делают упор на национальные корни, на тюркские духовные ресурсы, «на саморазвитие» и отвергают подражательства и «бездумное заимствование» у других культур (169). Возможно, такой шаг подтолкнет национальные творческие силы на поиск духовности внутри себя, что безусловно может послужить толчком к развитию татарской культуры.

3.4. Идеология левых сил (169-173). Эту идеологию относительно будущего татарского народа, я даже не стану рассматривать, поскольку нет татарской партии коммунистов. А та, которая есть в РТ, она базируется на интернациональной основе, что и было в советском союзе, пожалуй, кроме КПРФ, которая начала переориентироваться в сторону русского национализма, в таких условиях о них говорить не приходится.
Автор довольно пессимистично оценивает возможности татарской нации, «так как элита республики носит монополистически-компрадорский характер, перспектив роста у татарской нации нет» и добавляет, «пока власть монопольно находится у этой элиты» (173).

Приступим теперь к рассмотрению и татаро-турецких связях и ее взаимном влияние друг на друга, как представлено у Р. Мухаметдинова.
4. Основные идейно-политические течения в Турции (176-223). Анализируя татаро-турецкие связи в сфере культуры и духовной жизни в ХХ веке. Знакомит читателя тремя выдающимися татарами, оказавших большое влияние на формирование турецкой национальной идеи. В этом списке первым стоит Юсуф Акчура, который написал знаменитую свою статью в 1904 году в деревни Зюя Башы под Симбирском, под названием, «Уч тарзы сиасет» (три вида политики), которая широко распространилась в Турции в 1907 году, но широкому кругу татарских читателей не известной. Анализируется взгляды Ю.Акчуры на обстановку в мире, и в частности в Османской империи, им была выдвинута три направления политики: Первое направление ? ассимиляция и объединение нации, подчиненное Османскому правительству, создать некую османскую нацию (как сегодня власти в РФ пытаются создать российскую нацию). 2-ое направление ? используя то, что правители Османского государства обладают правами Халифа, политически объединить всех мусульман под правлением Османского правительства (панисламизм). С чем турки сильно опоздали и у них ничего из этого не вышло, начни они такую нацию создавать в 17 веке, все могло и получиться, может еще и в 18 веке было не поздно, но в начале 20 века поезд уже ушел, этого сделать оказалось невозможно.
3-ее направление ? формирование политической тюркской нации, опирающееся на
этнический фактор (пантюркизм). «Один из европейских исследователей, Заваранд, писал, что эта статья является для пантюркистов тем же, чем для марксистов был «Коммунистический манифест» К. Маркса. Такие же мысли высказал и американский писатель Чарльз Уоррен» (стр.32-35). (Евреи сумели распогандировать «Манифест», а тюрки ждали, пока для них будут раскручивать идеи пантюркизма другие?). Далее разбирая татаро-тюркские параллели пишет, что «при участие османских евреев издавалась газета на французском языке «Жен Тюрк» (Младо тюрк) (стр.41). Наверное сильно сказано «при участие османских евреев», скорее всего это они и есть издатели этой газеты и вдохновители «младотурецкого движения», которую возглавил Кемаль паша Ататюрк. Получается, утверждение некоторых исламистов о том, что Ататюрк был евреем, небезоснования, поскольку евреи начатое ими дело никому не позволяют возглавить.
Вторым татарином, внесшим большой вклад в татаро-турецких культурных связях
был Фатих Карими и его книга «Истанбул мектуплары» (Стамбульские письма). Эта книга освещала события Балканской войны 1912 года, которая впоследствии плавно перетекла в первую мировую войну. Наши татары оказались перед дилеммой нравственного выбора, воевать ли против своих единокровных единоверцев ? турок в составе российских вооруженных сил, или отказаться? Как отмечает автор, «татар забирали в действующую армию (воевать против мусульман-турок), настроения у них были разные, выбора у них не было» (стр.39). Описывая события тех лет, Ф. Карими отмечает: «что самая крупная ежедневная газета Стамбула «Сабах» (Утро). Выходящая тиражом 40 тысяч экземпляров. Издается армянином Михраном, а автором ее политических редакционных статьей другой армянин, председатель Общества стамбульских печатников Диран Келкян. Нам даже трудно себе представить, что сами турки в Турции, в своем государстве не имели своих печатных органов, или почти не имели? Единственным, и почти монопольным печатаным органом, выражающим интересы турок, являлся журнал «Тюрк Юрды» издаваемый татарином Ю. Акчура. В то время в быту, турки сильно отставали от татар, например, были поражены тем, что во время Балканской войны четыре студентки-татарки из российских университетов приехали за свой счет в Стамбул, чтобы бесплатно ухаживать в госпиталях за раненными турецкими солдатами. Они ходили свободно с открытыми лицами на улицах Стамбула, если нужно, заводили разговор с мужчиной, посещали собрания, где обычно были одни мужчины. В то же время ни на йоту не теряли своей целомудрости и хорошей репутации. Турецкие мужчины чувствовали перед ними необходимость вести себя, как перед европейскими дамами. Многие турчанки, видя поведение татарок в обществе, укоряли и обвиняли своих мужей в том, что они ограничивают их права и свободы. Ко времени начало Первой мировой войны татарский народ обладал же довольно значительным экономическим и культурным потенциалом..татарская культура и «татарский стиль» жизни были привлекательны даже для турок Османской империи» (стр.41-43).
Третий татарин Габдерашит Ибрагимов, который так же оказал большое влияние на
развитие татаро-турецких отношений, был инициатором переселения около 70 тысяч сибирских татар в Турцию, издавал там журнал «Тааруф аль-муслимин» (Ознакомление мусульман друг с другом) и т.д. Разумеется, татаро-турецкие культурные отношения имеют и другие возможности для взаимного влияния, но все это относится к началу 20 века и более раннего времени. Опять же Г. Ибрагимов не видел перспективы для татар в Российской империи, по этой причине был вынужден переехать в Турцию и не один, а с множества татар в десятки тысяч. Если бы у татар была своя идеология, то она бы помогла организованно сопротивляться обстоятельствам, как армянам и др. народам империи, а не бежали бы бросив все.
Основные идейно-политические течения в Турции. Эта единственная независимая в
недалеком прошлом страна, из близкородственного народа, чья культура и история, как и многих других тюркских народов, нам очень близка. Мы на протяжении веков присматривались в сторону Турции и ожидали от них поддержки в приобретение государственности потерянной нашими предками в средние века. Оказывается, не только ждали от нее помощи, но и помогли туркам создать идейную базу их независимой страны. Их опыт строительства государства для нас очень интересен, мы с большим удовольствием изучаем его, всегда интересуемся и готовы протянуть руку помощи им, но, к большому сожалению, от них помощи нам не было, и нет. За советское время связи между нами были искусственно перерваны, и мы не знали какие общественно-политические мысли бродят среди них, есть ли аналогические мысли у нас? Благодаря выше названной книге Р. Мухаметдинова мы этот пробел восполним в своих знаниях о турецкой общественности. В этом ключе нам интересны такие фигуры, с которыми знакомит читателя Р. Мухаметдинов татарского читателя, с известными турецкими учеными, обществоведами, политиками и идеологами, как: Зияя Гекальп, Нихаль Атсыз (1905-1975), Алпарслан Тюркеш (1917-1997, вождь турецких националистов), наших земляков заложививших основы тюркизма Юсуф Акчура (1876-1935). Продолживших в том же духе Рашит Рахмати Арат (1900-1964), Габдельбари Баттал-Таймас (1883-1960), Акдес Нигъмати Курат (1903-1971), Гаяз Исхаки (1878-1954), Заки Валиди Тоган (), Фатих Карими (1870-1937), Габдерашит Ибрагимов (1857-1944) и турецких их последователей таких как, Тургут Озал (?), Абдулкадыр Инан и др.

5. Заключение (225-231).

Книга заслуживает самый высокой оценки, какую можно дать работе ученого, который освещает подобную тему, полезную для развития общественной мысли у татар. Хорошо и легко читается и не оставляет равнодушным к нашим проблемам взявшим в руки эту книгу. Я бы даже сказал так, недостатков в книге нет, есть недостатки в татарском обществе в целом, которые, мы все бы хотели исправить, а книга в поможет в этом читателю. Р. Мухаметдинов довольно досконально рассмотрел общественно-политические течения в РТ всех направлений, условно разделив их на три категорий, умеренные, радикалы и левые. Правда, там же констатировал, что нет левого течения в татарском национальном движение, «создание самостоятельного татарского левого движения» (230), эти его слова служат тому подтверждением, что выше и было отмечено. В книге есть попытка объяснить с точки зрения философии, которую предложили татарские идеологи, выше эти точки зрения, так же были рассмотрены. Мне бы хотелось несколько расширить наше идеологическое поле, опираясь исключительно на тюрко-татарское представление об истинных ценностях для нас.
Хотелось бы напомнить о своих корнях, и в связи с этим, вспомнить некоторые легенды дошедшие до нас, их не так много, но они есть. Поскольку понятно, никто из наших предков философских трактатов не писал, предлагаю считать их отправными точками. Первая легенда гласит так: Когда к Мэте Кагану (229 год до н.э.) пришел посыльной, из соседней страны Тунгусов и передал просьбу своего правителя, так: «что у вас есть конь, которая скачет быстрее птицы, наш правитель просит, чтобы вы ему отдали этого коня». Мэте каган собрал свой Диван (Парламент) и спросил у предводителей туменов, «как поступим? Отдадим коня или нет?» Предводители все как один советовали не отдавать такого хорошего коня, а посланца прогнать. Мэте каган послушал их и не согласился с ними, сказал: «разве мы можем так жадничать, и будем ссориться с соседним государством за коня? Это будет не правильно» и отдали коня. Проходит какое-то время, и опять посланец из соседней страны прискакал, и передал просьбу своего хана: «Наш повелитель услышал, что у вас очень красивая жена, он хочет, чтобы вы ему отдали эту женщину». Мэте каган опять собрал Диван, советовался своими предводителями. «Как быть, отдать ли соседнему хану свою красавицу жену, или отказать?» Предводители были возмущены наглостью тунгусов и сказали ? «отказать». Мэте каган им сказал, «разве мир и согласие соседним государством не стоит одной женщины?» И отдал свою красавицу жену правителю соседней страны. Спустя некоторое время, опять примчался посланец из соседней страны с требованием отдать им тот участок земли, которая граничить с ними и пустует, и не пользуются этой землей тюрки. Мэте каган опять собрал Диван и спросил, «что будем делать? Отдадим или нет?» Диван единогласно ответил отдать, «зачем нам эта земля, если мы ею не пользуемся?» Мэте каган на это сказал так: «Земля нужна для того, чтобы построить свое государство, где построешь ее, если у тебя нет земли?» Приказал собрать войска и пошел войной на соседнюю страну, и разгромил их, тем самым снял все остальные претензии соседнего наглеца (Р. Безертинов, Тюрки потрясатели Вселенной). Отсюда вывод, значить нужно хранить свою землю как зеницу ока, жить на ней, плодится и никого туда не пускать.
Вторая легенда, она есть в книге Ахмет ибн Фадлана, «Путешествие в страну тюрков». Когда караван с послом и торговцами вошел в землю тюрков (т.е. наших предков), то неожиданно остановил караван в степи одинокий тюрк и не разрешил каравану двигаться дальше. Тюрк был абсолютно один, а в караване 1,5 тысяча вооруженной охраны. Караван стоит пол часа, час, два часа, а тюрк не идет к караван баши, ждет. А эти ждут его, не идут к нему, простояв таким образом, прождав друг друга и не дождавшись, посол Багдадского халифа сам пошел к тюрку узнать, почему он не пропускает их караван? После уложения формальностей, караван продолжил свой путь. Настолько тюрк был защищен своей страной, что и не думал бояться останавливать большой караван с вооруженной охраной, один в степи. Отсюда следует следующий вывод, жить всем вместе помогая друг другу, не оставляя в беде и чтобы он это всегда чувствовал.
Третью точку опору находим у Г. Тукая, в его стихотворение «Китмибез» (Остаемся). Третья легенда усиливает легенды первых двух, жить на своей земле, защищая и помогая друг другу и в радости, и в беде.
Четвертою точку опору предложил я, в своей книге «Безнен юл», издательство «Инсан», Москва 2000 г. Где предлагается уйти во внутреннюю эмиграцию. Что это такое? Поскольку в наше время нет свободных территорий, как во-времена Моисея, где он водил евреев 40 лет в пустыне. Внутренняя эмиграция обозначает необходимость сосредоточить все свое внимание, интересы внутри себя. Замкнуть на себя максимально все, в первую очередь экономические, духовные и любовные потребности и т.д. Все остальные связи с внешним миром ограничить, оставить на минимальном уровне, только для удовлетворения своих, материальных, образовательных и иных потребностей. Находится в таком состоянии до тех пор, пока наш язык и культура не станет насущной необходимостью и не заменит собой все остальное. Сколько это продлиться? А сколько Моисей водил по пустыне евреев? У них условия были лучше, чем сейчас у нас, но выхода у нас другого нет.
Пятая точка опоры ? это духовность. Поскольку ислам в нынешнем виде не способствует самосохранении нас, как самобытный народ, имеющий свою историю и культуру, то нужно соединить ее с общетюркской религией тенгрианизмом. Бу фикерне татарча язар идем, матбугат юк.
Исходя их этих постулатов, ОЭЗ ППТ «Алабуга», в Елабужском р-не РТ, где предусмотрено построение китайского автозавода, выглядит не осмотрительным и спорным, по крайней мере, по нескольким причинам:
1. У Китая не самая передовая технология в производстве автомашин, взяв на вооружение китайской технологию, Татарстан рискует отстать от других регионов РФ в своем развитие, что чревато может стать в дальнейшем для всех нас, татар.
2. В Китае низкий уровень оплаты труда, ниже, чем в РТ, что не даст росту благосостояния татарстанцам, а ведь и все стремление руководств Татарстана должна быть направлена именно, на повышение уровня жизни населения РТ.
3. Намерение китайской стороны привести в эту промзону 100 тысячную армию работников, ухудшит как демографическое состояние татар в Татарстане, а так же (получая за свой труд меньшею оплату), будут вытесняться из производства (как сельского, так и промышленного), татар и русских, что приведет к этническому дисбалансу. Получится, своеобразный эффект домино, в итоге которого получим межэтнические и межрасовые конфликты усиленное еще и религиозным. Нельзя китайцев считать и без конфликтными, пока их мало, то не очень бросаются в глаза, а когда их станет больше, поведение китайцев изменится. Пройдет какое-то время и РФ натурализует всех китайцев в РТ, и они получат избирательные права. Вот тут мы увидим, что нас вторично оккупировали, но на сей раз
? 100 тысяч китайцы, по нашей не осмотрительности, надо бы нам этого избежать.
М. Миначев.
30.04.2007 г.
_________________
Ил, миллэт, дэулэт.
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Гаяр
Акула пера


Зарегистрирован: 07.12.2004
Сообщения: 6980

СообщениеДобавлено: 08 Июл 2007 22:23    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

См.также тему: О встрече с казанским ученым Рафаэлем Мухаметдиновым
_________________
Бергэ-бергэ
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Тuктар
Акула пера


Зарегистрирован: 17.03.2007
Сообщения: 1634

СообщениеДобавлено: 21 Июл 2007 19:00    Заголовок сообщения: Слово рождает мысль, полемика. Ответить с цитатой

Хорошая рецензия, только оценить некому.
_________________
Ил, миллэт, дэулэт.
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Показать сообщения:   
Начать новую тему   Ответить на тему    Список форумов МТСС -> Татароведение Часовой пояс: GMT + 4
Страница 1 из 1

 
Перейти:  
Вы не можете начинать темы
Вы не можете отвечать на сообщения
Вы не можете редактировать свои сообщения
Вы не можете удалять свои сообщения
Вы не можете голосовать в опросах


Powered by phpBB © 2001, 2005 phpBB Group
Русская поддержка phpBB