Герб Москвы Логотип сайта Московское Татарское Свободное Слово
Новости
Татароведение
Общество
Ссылки
Расписание молитв

i-mulla





Тәртип радиосы









Tatarmarket

Татарский переулок


ПИШИТЕ, ЯЗЫГЫЗ:

- содержание

- тех.вопросы

© Copyright,
2000-2021
МТСС, ФРМ-FMP


Татароведение

Тюркология

Раимкул Аттокуров

Аттокуров Раимкул Арзимаматович,
доктор транспорта,
академик Международной академии транспорта,
эксперт комиссии Совета при Президенте РФ по межнациональным отношениям,
Почётный председатель Совета кыргызской диаспоры г.Москва и Московской области


КЫРГЫЗСКАЯ ДИАСПОРА РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

Понятие «диаспора» определяется как пребывание значительной части народа (этнической общности) вне страны его происхождения...

Опираясь на подход академика Ю.Попова, под диаспорой понимается устойчивая форма общности, образовавшаяся в результате миграций, проживающая локально или дисперсно вне исторической родины и имеющая способность к самоорганизации, представители которой объединены такими признаками, как групповое самосознание, память об историческом прошлом предков, культура народа. Согласно классификации академика Ю. Попова, кыргызская диаспора в России диаспоры делится на две весьма различные группы.

Первая группа – это коренные жители страны- России, по тем или иным историческим причинам оказавшиеся вдали от места основного пребывания своего этноса, Кыргызстана (например, граждане, прибывшие на учебу, работу во второй половине прошлого века и оставшиеся в России).

Вторая группа диаспоры – это иммигрантская часть диаспоры. Они существенно отличаются друг от друга временем и обстоятельствами прибытия. Внутри самой диаспоры явственно различаются эмиграционные волны, социальные слои и политические ориентации. Кыргызская диаспора в России в большей степени относится ко второй группе.

Становление, формирование и история развития кыргызской диаспоры в Российской Федерации непосредственно связаны с эмиграционной историей народа. История эмиграции кыргызтанцев в Россию имеет давние корни.

Относительно масштабное переселение кыргызстанцев произошло впервые после распада Советского Союза за все время существования Кыргызстана, за исключением, пожалуй, нескольких предыдущих периодов. Поэтому для кыргызстанцев, в отличие от других национальностей, которые уже имели социально-исторический опыт переселений, проблема обустройства жизни за рубежом не только никогда не была особенно актуальной, но и не существовала на уровне массового сознания. Масштаб же новой волны миграции остро поставил вопрос о социально-культурной адаптации, интеграции и ее ресурсах.

Кыргызстанцы мигрировали в Россию несколькими волнами. До Великой Отечественной войны и после нее миграция не носила столь значительные масштабы. Существенный рост кыргызской диаспоры на современном этапе обозначился в 1992-93-х годах, когда началась беспрецедентная миграция – Кыргызстан покинули сотни тысяч граждан, переселившись преимущественно в Россию. Эта миграция была обусловлена социально-экономическими факторами: развал Союза и всех его экономических связей, спада экономики, и как следствие, безработица и снижение уровня жизни. Большая часть - около миллиона мигрантов, осела в Российской Федерации.

Современное поколение мигрантов принципиально отличается от тех кыргызстанцев, что обосновались в прежние, преимущественно в советские годы.



На Общероссийском форуме кыргызской диаспоры в Москве 28.01.2023 г.

Своеобразие новоприбывших проявляется прежде всего через их социально-культурный облик. В этом смысле в настоящее время в России существуют несколько кыргызских диаспоральных объединений, они не совсем похожие этно-социальные образования: «старожилы» – те, кто живут в России давно и в наибольшей мере являются носителями интеграционных черт, и «мигранты новой волны» – те, кто поселились в России после распада Советского Союза. Различие между старожилами и представителями новой волны обнаруживается в первую очередь в распределении социальных ролей. По данным исследовательского проекта «Социально-этническое развитие московского мегаполиса» установлено, что свыше половина (70%) московских старожилов-кыргызстанцев имеют высшее образование, а среди новоприбывших таковых не более четверти. Поэтому кыргызстанцы, принадлежащие к группе старожилов, заняты преимущественно в сфере науки, образования и культуры, в медицине, промышленности, бизнесе и мало чем отличаются от местного населения. Структура занятости новоприбывших мигрантов иная: в основном они работают в торговле, сфере обслуживания и строительстве. Именно эта часть диаспоры наиболее известна российскому обществу и именно ее оно ассоциирует с кыргызской диаспорой в целом. С одной стороны, такое положение вносит некоторые затруднения лоббированию кыргызстанских интересов в России, однако, с другой–свидетельствует о наличии двух мостов, культурного и экономического, что может благоприятно сказаться на развитии отношений между Российской Федерацией и Кыргызской Республикой.

Накопленный мировой опыт свидетельствует, что в обеспечении адаптации и интеграции, продвижении к межэтническому взаимопониманию и выработке продуктивной интеграционной политики значительная роль принадлежит двум ведущим субъектам этого процесса – организованным общинам (сообществам) и средствам массовой информации, обеспечивающим взаимное доверие. В этом направлении поддержку оказывает правительство Кыргызстана, в большей степени в лице Посольства. Например, с 2000-х годов правительство Кыргызстана серьезно занимается налаживанием связей со своими соотечественниками за рубежом и старается быть инициатором и координатором в этом процессе. Такая активность обусловлена также и тем соображением, что официальный Бишкек не заинтересован в притоке репатриантов, поскольку это отрицательно скажется на социально-экономическом положении страны. Исходя из этого, очень хотелось бы, чтобы политика Кыргызстана в отношении диаспоры за рубежом сводилась к поощрению адаптации соотечественников к условиям жизни в странах пребывания и предпринимать усилия влияния через них на решение экономических и внешнеполитических вопросов.

С распадом СССР на постсоветском пространстве образовалась кыргызская диаспора, качественно отличающаяся от прежней. Кыргызская община России к настоящему времени не обладает столь сильным политическим, финансовым и организационным потенциалом.

Во-первых, кыргызская диаспора в России достаточно неоднородна как в социальном, так и в этнокультурном смысле. Так, большая часть кыргызтанцев, обосновавшихся в России в "доперестроечный" период, адаптирована в правовом и социально-экономическом плане. Значительную же часть тех, кто приехал в Россию в 2000-е годы, составляют люди с неопределенным гражданским статусом, испытывающие затруднения в трудоустройстве и другие социально-экономические проблемы. Как следствие, создаваемые ими объединения носят характер адаптационных центров, в которых этнокультурные и политические задачи отходят на второй план. В то же время именно среди кыргызских эмигрантов 1990-х гг. немало тех, кто сумел создать финансовые, коммерческие структуры и активно участвует в лоббировании экономических интересов, - правда, не столько Кыргызстана, сколько отдельных групп из числа кыргызской диаспоры.

Кыргызстанцы, относящие себя к "коренным россиянам", к сожалению, порой настороженно относятся к кыргызстанским мигрантам 1990-х гг., не без основания считая, что в их среде немало не в значительной мере образованных и полукриминальных личностей и групп, деятельность которых отрицательно влияет на мнение и отношение российского населения и властей к выходцам из республик Центральной Азии. Этнокультурная неоднородность кыргызской диаспоры проявляется и в том, что определенная дистанцированность существует между кыргызами - выходцами из разных регионов республики. Огорчительно, что вследствие этих причин кыргызская диаспора России не в той мере консолидирована, как представители других национальных диаспор.

Во-вторых, несмотря на то, что экономический потенциал некоторых выходцев из Кыргызстана, проживающих в России, достаточно высок, особенно в сфере среднего бизнеса, финансирование кыргызских диаспоральных организаций и объединений осуществляется ими крайне слабо и большого интереса к социальным проектам и благотворительности не проявляет. Средний бизнес также не спешит вкладывать деньги в развитие кыргызских общественных, культурных объединений, школьных и дошкольных учреждений.

В-третьих, особенностью кыргызской диаспоры России является отсутствие "конкуренции" основных партий в Кыргызстане, борющихся за влияние на диаспору. В кыргызской диаспоре позитивно оценивается конкуренция различных партий и движений, пытающихся бороться за влияние на нее. Критерием же оценки их деятельности является реальный вклад в развитие диаспоры (финансирование, создание школ, библиотек, культурных центров, поддержка предпринимательства). Этот реальный вклад наглядно демонстрирует какие партии и движения способны содействовать развитию диаспоральных объединений. В России кыргызские политические партии и движения не имеют сетевой структуры, а потому традиционная конкуренция партий и движений практически отсутствует.

В-четвертых, не пройдена стадия становления кыргызской диаспоры в России на институциональном уровне, существует конкуренция между кыргызскими общественными диаспоральными организациями и объединениями Москвы, вследствие чего фактически отсутствует единый влиятельный в федеральном масштабе координационный центр.

Особое место в деятельности диаспоральных организаций кыргызстанцев занимает и политическая программа. С 2005 г. некоторые общественные организации активно участвуют в общероссийских президентских выборах и выборах в органы местного самоуправления в регионах Российской Федерации. Столичные диаспоральные и общественные организации взаимодействуют с правительством Москвы, департаментом межрегионального сотрудничества, национальной политики и связей с религиозными организациями г. Москвы, другими национально-культурными обществами и объединениями. Важнейшей задачей диаспоральных общественных организаций также является углубление связей между деловыми кругами Кыргызстана и России (причем не только российскими, но и кыргызтанскими бизнесменами), а также создание наиболее благоприятной атмосферы для развития экономических взаимоотношений между двумя странами.

Диаспора кыргызстанцев России пребывает во взаимодействии со страной происхождения и страной проживания. Ресурсы диаспоры и ее организаций предоставляют возможности для интеграции, консолидации и пропаганды национальных интересов в стране пребывания.

Диаспора кыргызстанцев, ее ресурсы и организации не представляют никакой угрозы для национальной безопасности России: они не формируют сети международной незаконной торговли наркотиками, не создают террористические организации. Несмотря на это, присутствие трудовых мигрантов создает определенный внутренний дискомфорт в обществе в некоторых регионах России, что связано, с культурными отличиями, экономической ситуацией и другими проблемами, сопутствующими этнической миграции. Диаспора кыргызстанцев не выдвигает требований и не ведет борьбу за признание обычного права, действующего в рамках их традиционных культур, законами страны пребывания. Кыргызстанцы не пытаются привнести в российское общество теократические идеи и нормы частной жизни.

Кыргызская диаспора не теряет связь со страной исхода - Кыргызстаном и является важным политическим актором в межгосударственных отношениях. Она пока не обрела референтную связь со всемирно-историческими культурными системами. Обязательность «исторической родины» для кыргызстанцев не выходит из диаспорального дискурса.

Кыргызстан и диаспоральная общественность в полной мере осознают необходимость установления более тесных взаимовыгодных отношений между сегментами кыргызского народа. Диалог развивается на самых разных уровнях: как на уровне отдельных личностей, организаций и объединений, деятелей общин, так и на государственном уровне. Все ощутимее становится участие диаспоры в формировании демократического общества в Кыргызстане. Тем не менее, пока рано говорить о регулярных, плодотворных, четко направленных отношениях между Кыргызстаном и кыргызстанской диаспорой России.

В последнее время происходят изменения в стратегии кыргызстанских диаспоральных организаций относительно таких важных задач, как консолидация диаспоры и ее интеграция в местное общество. Однако стратегии их решения различны.

В основном диаспоральные организации выступают в качестве посредника межгосударственного диалога между Кыргызстаном и Россией. Так, после новых поправок, внесенных правительством РФ в закон о миграции, контакты представителей государственных органов Кыргызстана с соотечественниками в России стали более интенсивными. В решении такой важной задачи, как их легализация, общественные организации стали важным соучастником. С целью устранения негативных явлений в среде кыргызской диаспоры и ее интеграции в принимающее общество представители организаций в составе различных делегаций Кыргызстана часто проводят встречи с региональными общинами кыргызстанцев. Московские общественные организации расширяют контакты и поддерживают связь многими органами субъектов РФ, где проживают кыргызстанцы. Для эффективного решения возникающих в тех или иных регионах проблем во встречах с руководством субъектов РФ принимают участие авторитетные люди из кыргызстанских общин.

Афиша Форум Фото-видео Видеотрансляции
Подписка
на рассылку МТСС
 
 
Поиск по сайту:


Sara monlari


Ural,Tatars,Nuclear

Татар адәдәбияты үзәге

Новая книга






Ссылка на mtss.ru обязательна
при использовании
материалов сайта !

 
 

Нашли ошибку в тексте? Выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter. Спасибо!

Назад Наверх