Герб Москвы Логотип сайта Московское Татарское Свободное Слово
Новости
Татароведение
Общество
Ссылки
Расписание молитв



i-mulla

takbir.ru









ПИШИТЕ, ЯЗЫГЫЗ:

- содержание

- тех.вопросы

© Copyright,
2000-2019
МТСС, ФРМ-FMP


Татароведение

Татарские края / Нижегородская область

Книга памяти села Суык-су

Уважаемый Ринат Сафиевич, направляю Вам материалы об историческом событии в селе Ключищи ( Суык-су) - открытие стелы Память односельчанам, погибшим во время Великой Отечественной войны. Это было 7 июля 2015 года. Была издана и Книга памяти - она раздавалась односельчанам во время торжеств. Прилагаю еще несколько фотографий с этого события. Было очень трогательно для всех.
С уважением, Александр Алиевич Арифулин
.

Книга памяти села Суык-су70 лет назад прогремели последние боевые залпы Великой Отечественной войны, разделившей историю не только нашей страны, но и всего мира на «До» и «После». Великая веха, объединившая весь наш народ общей гордостью, общей памятью, общей скорбью. В стране нет ни одной семьи, чьи близкие не погибли или не пропали без вести на фронте, не стали жертвами бомбардировок или голода в оккупированных и осаждённых городах, не умерли от ран в госпиталях. Из одной только Горьковской области было призвано более 800 тысяч человек. Из Кзыл-Октябрьского района ушли на фронт 13945 человек, 8139 из которых – не вернулись домой. Только из деревни Суык-Су (Ключищи) было призвано на войну 358 человек. Многие сельчане были призваны из других городов Советского Союза, куда они переехали еще до 1941 года. Не вернулись с полей сражений 437 наших односельчан.

Помимо тех, кто пал в боях и умер от ран, оставив родным и близким на память «черные печати» (так называли похоронки в годы войны), было и огромное количество пропавших без вести. Это те, чьё тело не смогли найти, кто был похоронен без документов в братских могилах, кто пропал в плену. Их имена не обозначались на обелисках, о них не говорили на траурных митингах. Память о них хранилась в семейных альбомах и военных архивах. И только в последние десятилетия можно отыскать их в Книгах Памяти. «Война не закончена, пока не захоронен последний погибший солдат» – знаменитый завет Суворова остается актуальным и сегодня.

А каким же образом и когда появились татары в Нижегородчине? Первые партии служилых татар появились в пределах современной Нижегородской области не позже 70-х годов XVI века. Столетний период (с 70-х годов XVI по 70-е годы XVII века) включил в себя возникновение татарских селений в Арзамасском, Курмышском и Алатырском уездах. Согласно произведенным подсчетам, их возникло не менее 60, а до наших дней просуществовало чуть более половины. Их перевели, в основном, указном порядке из темниковских и кадомских мест.

Нижегородчину постоянно и долгосрочно наполняли служилые татары, они не только подчинялись интересам Русского государства, но целиком и разделяли их, оставались верны традициям исполнительности и дисциплины. Своим преемникам, в том числе и прямым потомкам, они передавали чувство ответственности за порученную им охрану окраинных российских земель. По существу, государство, вверяя татарам полевые участки под Арзамасом и степные просторы близ Пьяны и Суры, наделяя их хозяйственными участками, заставляло своих служилых разделять настроения правящей элиты, видеть в ногайских, крымских и азовских кочевниках своих постоянных и потенциальных противников, равно как и в лице поощрявшего степняков турецкого султана. Это в значительной степени сближало тогдашнее настроение служилых татар Нижегородчины с интересами российской правящей верхушки. Беспощадные набеги ногайских, крымских и азовских татар на арзамасские и алатырские места в 1574, 1577, 1581, 1593–1594, 1612, 1614 и 1625 годах, в ходе которых они жгли дома своих единоверцев, укрепляли такие настроения.

Судьба и жизнь служилых вооруженных мишарей Нижегородчины, стерегших неспокойные окраины России в период с последней трети XVI по первую четверть XVII века, во многом зависела от стабильности и прочности правящего режима. По сути, они беспрекословно приняли всю совокупность ценностей российской цивилизации — таких категорий, как «государь», «государство», «коллективизм», «патриотизм» и т. д.

Абстрактная по сути категория «российский патриотизм» обретала у мишарей вполне конкретные основания: необходимость вместе с русскими и мордвой защищать собственные дома и хозяйства при них, как это имело место, например, в 1612 году, когда, получив распоряжение от русского уездного воеводы, служилый мордвин Б. Розгильдеев собрал военных татар, мордву и русских для уничтожения ногайского прорыва и обороны своих очагов. Такие понятия, как «чувство долга» и «верность государству», также находили свое реальное воплощение у мишарей на протяжении XVII века.

С XVIII века земля становилась все более дефицитной, и в таких обстоятельствах развивался процесс миграции нижегородских татар в Нижнее Поволжье, Ставропольский край и Башкирию. Оставшиеся на местах боролись за жизнь, усиливая натиск на окружающую среду, развивая пчеловодство, стойловое животноводство, а также втягиваясь в товарно-денежные отношения через спекуляцию землей, а с конца XVIII столетия - занимаясь купеческим делом.

Начало XIX века усилило имущественную дифференциацию среди татар, что укрепило почву для становления татарской национальной буржуазии в условиях поляризации разных слоев татарских деревень. А реформы 60-х годов вытолкнули сотни татар в российские города, где они пополнили ряды пролетариата, стали работниками сферы обслуживания, а также мелкими торговцами.

На протяжении первых лет XX века мусульманские общины деревень Нижегородчины продолжали быть в стороне от политических страстей того времени. Они активно помогали ушедшим на поля сражений Первой мировой войны, собирая пожертвования для фронтовиков и их семей, чем вновь снискали благодарность и уважение соотечественников.

В годы военного лихолетья 1941-1945 годов сыны татарского народа также разделили историческую судьбу советского народа, проявляя чудеса храбрости и самоотверженности вместе с другими народами, что естественно привело к Великой Победе.

Происхождение названия села Суык-Су связывают с наличием в той местности ключей с холодной чистой водой (от тат. Суык – холодная, су - вода). В книге С.Б. Сенюткина имеются следующие сведения об образовании села: « С юга межа владений возникшего Красного Яра (обр. в 1641 г.) упиралась в «государеву землю дикое поле» близ речки Ключища, впадающей в реку Пару. В период между 1641 и 1644 годами берега упомянутой речки Ключищи стали местом образования ещё одного нового усада – с. Ключищи. Тогда «Алатырского уезду служилые татары деревень Ендовищи и Уразово» били челом к Михаилу Федоровичу пожаловать им «примерную землю» близ того усада «т.е. с. Ключищи» и «государь их пожаловал». А в марте 1644 г. была составлена так называемая «поручная запись Осипа Алпаева и других служилых татар за Байбака Дербышева», в которой эта группа служилых из 20 человек договорились между собой о том, чтобы в означенную деревню Суык-Су никого не подселять и без общего согласия из деревни не выселяться. Они просили уездные власти контролировать данную договоренность. В тех документах не фиксируется название вновь образованного усада, но имя Осипа Алпаева вновь упоминается в документах от 7 мая 1692 года как жителя деревни Ключищи, расположенной на одноименной речке. Следует упомянуть, что за четыре года до того селение носило название Рейтарской. По–видимому, это было связано с набором служилых татар этой деревни во вновь образованные рейтарские (кавалерийские) полки. Какое–то время в делопроизводстве Алатырского уезда фигурировали оба названия, в итоге уступив топониму Ключищи. Имеются некоторые сведения о количестве населения в селе: 1790 г. – 1261 человек, в т.ч. муж. - 629, жен. - 632, 1859 г. – 2859 человек, в т.ч. муж. - 1466, жен. - 1393, 1878 г. – 3255 человек, в т.ч. муж. - 1730, жен.- 1525, 1898 г. – 4226 человек, в т.ч. муж. - 2199, жен.- 2027, 1925 г. – 5427 человек, в т.ч. муж. - 2686, жен. - 2741, 2014 год – 385 человек.

Документально отмечено существование первой мечети с 1706 года. Вторая мечеть построена в 1798 году. Не позднее 1797 года было создано первое мектебе. В 1812 году здесь обучалось 80 мальчиков. К 1859 году в селе было 4 мечети. В период 60-70-х гг. 19 столетия в селе возведена пятая соборная мечеть. Муллы сумели достойным образом наладить работу пяти местных мектебе, общее число учащихся к 1878 году доходило до 295 человек. В 1909 году построена шестая мечеть.

Приняли ключищенцы активное участие и в событиях Первой мировой войны 1914-1918 гг. По архивным данным удалось восстановить имена некоторых сельчан, погибших на её фронтах. Среди них Абибулин Шамеретин – рядовой, Абубакиров Бедретдин – рядовой, Багаутдинов Зияетдин - младший унтер-офицер, Бедретдинов Мустафа – рядовой, Бедретдинов Муэтдин – рядовой, Белялетдинов Исхак – гренадер, Газизов Гумар – гренадер, Имаметдинов Абдул-Кадер – стрелок, Маняпов Юсип – рядовой, Минажетдинов Боязед – стрелок, Рахматуллин Якуб – рядовой, Сабиров Махмут – рядовой, Салахутдинов Кафетдин – рядовой, Халимуллин Айся – гренадер, Шакиров Халимулла – гренадер, Шакиров Авгатул – рядовой и Юнисов Мифтахетдин – рядовой.

Казалось, жизнь после войны улучшется. 1917 год принес сразу две революции - Февральскую и Октябрьскую. Не стало царя и его правительства, большевики, захватившие власть, вышли с воззванием «К мусульманам России и народам Востока» с обещанием невиданных доселе прав и свобод всем нашим единоверцам.

Однако жизнь показала, что все это было только обещанием в трудное время борьбы за власть. Очень скоро дали понять, что в новом социалистическом государстве религиям не будет места. Следовательно, не будет мечетей, медресе, не понадобятся священнослужители. В зданиях мектебе располагались светские школы. В 1918 г. три приходских учебных заведения были изъяты у верующих. Однако, по данным регистрации 1927 г., все шесть мечетей продолжали функционировать, прежние духовные лидеры оставались во главе приходов. Но участь мектебе ожидала и мечети.

В 1929 году в селе появился первый колхоз «12 лет Октября», основой которого стали четыре товарищества. Первым председателем был Ситников, потом избрали Садретдинова Исхака. Он – выходец из Ключищ, но работал в Ленинграде на заводе Путилова. Оттуда его направили в Нижегородский край, в родное село в числе 25-тысячников. В 1939-м появился второй колхоз имени 18 партсъезда.

В 1929 году была открыта первая светская школа. Директорами школы в довоенные и военные годы проработали Абдурахман Бахтияров (родом из Ключищ, работал в 1929-1933 гг.), Исхак Камаев (родом из Чембилея, 1933-1934 гг.), Диян Юнисов (родом из Рыбушкино, 1934-1937 гг.), Каюм Шиапов (родом из Чембилея, 1937-1939 гг.), Фазыл Хуснетдинов (родом из г. Оренбурга, 19391940 гг.), Абдулхак Алимов (родом из Петряксы, 1940-1942 гг.), Халифя Алимова (1942-1944 гг.), Сара Сатарова (родом из Ендовищ, 1944-1945 гг.), Хусяин Абдюханов (родом из Андреевки, 1945-1949 гг.). К середине 1937 года беспощадная война, объявленная религии, обретает кровавую окраску. Следуя указаниям политического руководства страны, народный комиссар внутренних дел, генеральный комиссар государственной безопасности Николай Ежов 30 июля в Москве под грифом «совершенно секретно» подписывает приказ No00447 по НКВД «Об операции по репрессированию бывших кулаков, уголовников и других элементов». Согласно этому приказу операция по уничтожению сотен тысяч советских людей должна была начаться 5 августа 1937 года и длиться 4 месяца. К юбилейным торжествам (к 20-летию Октябрьской революции) врагов у советской власти не должно было остаться. Позже так оно и случилось: судьбы многих религиозных деятелей, зажиточных крестьян были уже решены к середине лета. Все они должны были быть уничтожены.

Неужели муллы не догадывались о готовящемся преследовании? Беседы с многочисленными людьми, которые еще помнят те страшные годы, говорят, что обо всем они знали, были предупреждены. Все шестеро имамов Ключищ для себя решили не предавать ислам, что бы с ними ни случилось. Они оказались сильнее смерти, заплатив за веру предков своими жизнями.

Из слов внука репрессированного имама Бурганова Жаббара Рамиля: «В детстве я услышал незнакомое мне слово - репрессированный. Значение и смысл его я осознал позже, когда узнал, что мой дед - мулла Жаббар Бурганов, был репрессирован в 1937 году. С того дня я пытался понять, зачем и почему было совершено это злодеяние, как в список репрессированных попал мой дед, кем он был, почему он и сотни других были оторваны от семьи и расстреляны. Я его не видел, но слышал много хорошего о нём от родителей, двоюродных сестер, которые значительно старше меня, стариков, которые были учениками деда, соседей-односельчан.

Как-то, возвращаясь с кладбища вместе с женой и маленькой внучкой, дед обратил внимание на сухую траву - это был мох. Он стал его собирать и пояснил внучке, что скоро зима и следует утеплить дом перед морозами. Жаббар Бурганов тогда и не думал, что это последняя его осень...

Наступил октябрь. В доме муллы чувствовалось напряжение - все говорили шепотом и чего-то ждали. Арестовали Ж. Бургансва ночью. У дома, осветив окна фарами, остановилась машина. Младшая дочь деда Насимя крикнула испуганным голосом: «Отец, это за тобой!». Все мгновенно встали. В памяти сестры навсегда запечатлелись старческие пальцы деда, с дрожью завязывающие тесемки кальсон. Его увезли. Деда больше никто из близких людей не видел. Была одна надежда на то, что арестованный односельчанин, которого моя тетя утром того же дня встретила в районном центре Уразовка, передал деду наспех высушенные сухари в мешочке, сшитом из детского платья в горошек.

Только в начале 90-х годов мы впервые узнали, что деда расстреляли через месяц после ареста, а в 1957 году реабилитировали».

Из рассказа детей другого ключищенского имама Бахтиярова Каюма - Фяйми апы и Фоата абый. На всю жизнь они запомнили день, когда в их ворота постучал высокий, черный, худой человек и четко произнес имена каждого члена семьи на татарском языке. Незнакомец оказался имамом из Казани, сокамерником их отца, делившим вместе с ним все тяготы и мучения лагерной жизни.

Нежданный гость рассказал семье Бахтияровых о жизни в лагерях, об их отце. В 1942 году у Каюма абый случился приступ аппендицита, а лагерные врачи за элементарную операцию запросили с «врага народа» 500 рублей. Откуда у заключенного такие деньги? На призыв подождать их из деревни врачи не откликнулись. Имам Бахтияров Каюм так и остался лежать на обочине белоснежного хлопкового поля в далеком Узбекистане.

В 1937 году в с. Ключищи Hижегородской области были арестованы и репрессированы шесть служителей культа:


  1. Басеров Салахетдин, 1877 года рождения, арестован 26 июля 1937 года Краснооктябрьским РО НКВД. До ареста - мулла в д. Ключищи, имел жену и троих детей. Постановлением особой тройки Управления НКВД по Горьковской области приговорен к расстрелу с конфискацией лично принадлежащего ему имущества.

  2. Салахетдинов Летфулла, 1870 года рождения, арестован 13 октября 1937 года Краснооктябрьским РО НКВД. До ареста - мулла в д. Ключищи. На момент ареста семья состояла из 4 человек. Постановлением заседания особой тройки Управления НКВД по Горьковской области от 19 ноября 1937 года Салахетдинов Л. приговорен к расстрелу с конфискацией лично принадлежащего ему имущества. Расстрелян в Горьком 28 ноября 1937 года.

  3. Бедретдинов Минажетдин, 1865 года рождения, арестован 27 октября 1937 года. До ареста - мулла в д. Ключищи, состав семьи - 8 человек. Постановлением заседания особой тройки Управления НКВД по Горьковской области от 9 ноября 1937 года приговорен к расстрелу с конфискацией лично принадлежащего ему имущества. Дата расстрела не указана.

  4. Бурганов Жаббар, 1874 года рождения, арестован 27 октября 1937 года Краснооктябрьским РО НКВД. До ареста - мулла в д. Ключищи, на иждивении жена и трое детей. Постановлением заседания особой тройки Управления НКВД по Горьковской области от 19 ноября 1937 года Бурганов Ж. приговорен к расстрелу с конфискацией лично принадлежащего ему имущества. Расстрелян в Горьком 26 ноября 1937 года.

  5. Бахтияров Каюм, 1895 года рождения, арестован 13 октября 1937 года. До ареста - мулла в д. Ключищи. Состав семьи на момент ареста: жена Бахтиярова Магиря, сыновья Фоат, Рафек, Рашит, дочь Файля, отец Бахтияров Минач, мать Бахтиярова Салиха. Постановлением особой тройки Управления НКВД по Горьковской области от 9 ноября 1937 Бахтияров К. приговорен к заключению в ИТЛ сроком на 10 лет, считая с 13 октября 1937 года. Умер 21 февраля 1942 года в тюрьме.

  6. Камалетдинов Зиатдин, 1890 года рождения. Арестован 13 октября 1937 года Краснооктябрьским РО НКВД. До ареста - мулла в д. Ключищи. Состав семьи на момент ареста - 8 человек, дети с 1 года до 19 лет. Постановлением заседания особой тройки Управления НКВД по Горьковской области от 9 ноября 1937 года Камалетдинов Зиатдин приговорен к 10 годам заключения, считая с 13 октября 1937 года. Умер в тюрьме 10 декабря 1938.

Все шестеро репрессированных мулл постановлениями Горьковского областного суда от 1956 по 1962 годы реабилитированы. Тела Басерова Салахетдина, Салахетдинова Летфуллы, Бедретдинова Минажетдина и Бурганова Жаббара покоятся в дальнем правом углу Бугровского кладбища Нижнего Новгорода, по соседству с тюрьмой, возле старообрядческих крестов, под огромным камнем из розового песчаника с короткой надписью: «Вечная память жертвам тоталитарного режима».

Во дворе ключищенской мечети установлен камень в память об имамах, ставших жертвами политических репрессий и гонений на ислам в 1937 году.

Еще до начала Великой Отечественной войны были военные конфликты на Халхин-Голе, Польше и Финляндии (1939-1940 гг.), в которых участвовали ключищенцы. Кафиятулин Мухаммят, Губейдуллин Абдулкадер, Махмутов Абдулхак, Бедретдинов Диян, Рахматуллин Самиулла и другие, которые почуяли запах пороха ещё до 41-го года. По данным Краснооктябрьского военкомата, из Ключищ на войну было призвано 358 человек, в том числе 3 девушки. Их полный список общими усилиями односельчан восстановлен. Составлен и список всех погибших и пропавших без вести земляков. Их имена занесены на вечную память односельчан.

Монумент в селе Суык-су

Количество наших сельчан ушедших на фронт, естественно, 358 фамилиями не ограничилось. Многие селяне тогда жили и работали в крупных городах, вербовались на заводы и шахты. Количество призванных односельчан из других регионов СССР (г. Москва, г. Ленинград, г. Горький, г. Тверь и др.) остается, к большому сожалению, неизвестным.

Одним из таких был Аллям Айсин. Родился 17 февраля 1924 года в деревне Ключищи в семье рабочего. Окончил 4 класса. Работал токарем на станкостроительном заводе «Красный пролетарий» в Москве. В 1943 году был призван в Красную Армию. В боях Великой Отечественной войны с августа 1943 года. Участвовал в форсировании Днепра, в боях за удержание плацдарма на правом берегу и освобождение правобережной Украины. 30 декабря 1943 года сапер 121-го отдельного гвардейского саперного батальона гвардии красноармеец Айсин, ведя разведку на танке Т-34 у села Скоморохи (Житомирская область), из личного оружия уничтожил 5 фашистских солдат и 1 офицера, произвел минирование дорог. Приказом от 22 января 1944 года гвардии красноармеец Айсин Аллям награжден орденом Славы 3-й степени (No 26173). В составе своего батальона участвовал в боях за освобождение Польши и разгроме врага на территории Германии. 25 января 1945 года, действуя в районе города Глейвиц, ныне город Гливице (Польша), гвардии красноармеец Айсин в составе разведывательного отряда истребил 5 вражеских солдат и 4 взял в плен. Приказом от 29 марта 1945 года гвардии красноармеец Айсин Аллям награжден орденом Славы 2-й степени (No14549).

Книга памяти села Суык-су

Аллям Айсин слева. Май 1945г

21 апреля 1945 года командир отделения гвардии младший сержант Айсин в бою близ населенного пункта Клаусдорф (Германия) нанес большой урон группе немецких автоматчиков.

Указом Президиума Верховного Совета СССР от 27 июня 1945 года за образцовое выполнение заданий командования в боях с немецко-фашистскими захватчиками гвардии младший сержант Айсин Аллям награждён орденом Славы 1-й степени (No 257). Таким образом, он стал полным кавалером ордена Славы. Награжден орденом Отечественной войны 1 степени, медалями.

В 1945 году старшина Айсин был демобилизован. Жил в Москве. Работал в литейном цеху на заводе «Динамо». В семье Алляма Айсина родились сын, 3 дочери, 8 внуков и 10 правнуков. Скончался Аллям 11 марта 1989 года.

В Книге Памяти нами широко использованы материалы работ по истории С.Б. Сенюткина, Ф.А. Беляева, очерк С. Дрангулова об Алляме Айсине. Книга подготовлена коллективом авторов под общей редакцией Рауфа Надировича Вагапова - главного редактора районной газеты «Сельские вести». В данной Книге приведена информация, которую удалось собрать за короткий период проектирования и строительства мемориала погибшим и пропавшим без вести за годы Второй мировой войны. Большое спасибо всем, кто оказал помощь в поиске материалов и издании Книги Памяти села Ключищи.

Будем надеяться, что многие читатели, особенно молодые, найдут имена своих близких и родственников, займутся изучением истории своей семьи, а мы, в свою очередь, получим новые материалы для следующего издания. Списки, приведённые здесь, не окончательные, и с вашей помощью мы надеемся их пополнить.

Проект мемориала разработан ЗАО «Старый Нижний Новгород» (генеральный директор Камальдинов Валерий Павлович) по эскизам главного архитектора Краснооктябрьского района Аймалетдинова Хусаина Мансуровича. Автор барельефа - скульптор Песоцкий Олег Владимирович (г. Новосибирск).

Участие в финансировании строительства мемориала приняли генеральный директор ООО «ПОЛЮС-СТ» Калимулин Равиль Азисович, генеральный директор ООО «ПОЛЮС-СТР» Брызгалов Андрей Андреевич, генеральный директор ООО «Унискан» Солобоев Сергей Владимирович, генеральный директор ООО «Коррустех» Рахматуллин Рустам Мунирович, а также Арифуллин Александр Алиевич, Хайретдинов Рамиль Хасянович, Шарафутдинова Равиля Кадыровна, Андержанов Чингиз Батырханович и многие другие наши односельчане.

Строительство мемориала выполнено Ассоциацией «ИСК Идель» (исполнительный директор Мансуров Шамиль Нариманович) при участии ООО «СК Волжский Альянс» (директор Кривенков Александр Иванович). Под руководством Бондаря Максима Александровича в Новосибирске изготовлены барельеф и надписи, ордена выполнены заводом ЗАО «Инструмент» (генеральный директор Ожогин Валентин Витальевич).

Активную помощь в решении организационных и правовых вопросов, связанных со строительством памятника, оказал глава Краснооктябрьского района Сулейманов Халит Мухаммятович. Спасибо всем, кто, так или иначе принимал участие в строительстве мемориала. Вечная память нашим односельчанам, погибшим и пропавшим без вести в годы Великой Отечественной войны.

Рауф ВАГАПОВ,
гл. редактор газеты «Сельские вести»

село Суык-Су,
Нижегородская область

Газета «Татарский мир» № 10 (6381) 2015г.

См.также:Татарская деревня Суык-Су (Ключище): на фронтах Великой Отечественной войны 1941-1945 г.г.

Афиша Форум Фото-видео Видеотрансляции
Подписка
на рассылку МТСС
 
 
Поиск по сайту:


Sara monlari


Ural,Tatars,Nuclear

ТАТДиг Татар эзләгеч





Ссылка на mtss.ru обязательна
при использовании
материалов сайта !

 

   

 

Нашли ошибку в тексте? Выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter. Спасибо!

Назад Наверх