Герб Москвы Логотип сайта Московское Татарское Свободное Слово
Новости
Татароведение
Общество
Ссылки
Расписание молитв



i-mulla

takbir.ru









ПИШИТЕ, ЯЗЫГЫЗ:

- содержание

- тех.вопросы

© Copyright,
2000-2019
МТСС, ФРМ-FMP


Общество

Вопросы веры и религиозные организации

  

Гаврилов Ю.А., Шевченко А.Г.
Институт социологии РАН,
центр "Религия в современном обществе"

МОСКОВСКАЯ СОБОРНАЯ МЕЧЕТЬ. ИСТОРИЯ СТАНОВЛЕНИЯ[1]

Соборная мечеть Москвы 2010 г.

Народы мусульманской культуры, жившие на пространстве Северной Евразии, войдя в состав русского государства, со временем оформились как «русское мусульманство» — особая субцивилизационная культурно-религиозная общность в составе российской цивилизации. Идентифицируя себя с русским государством и российской цивилизационной общностью, они, тем не менее, сохраняли и свою исламскую идентификацию, позволявшую обрести культурно-религиозную индивидуальность в инокультурной (русской) и инорелигиозной среде. Так, в XIX — начале XX века с появлением мусульманского населения в русских городах за пределами исторического расселения мусульманских народов, практически одновременно появлялась и мечеть с профессиональными священнослужителями, содержащимися за счет общины правоверных. При этом в кризисные периоды исторического развития страны на первый план выходила именно мусульманская идентификация, примером чего может служить история Московской соборной мечети.

Осада Едигеем Москвы в 1408г. Миниатюра Лицевого летописного свода XVIв. Осада Едигеем Москвы в 1408г. Горят посады вокруг Кремля. Картинка взята из сборника «За землю Русскую! Памятники литературы Древней Руси» 1981г. Москва, изд. «Советская Россия», стр. 408, тир. 30 000. На четырех остроконечных шпилях хорошо видны полумесяцы! (Для увеличения нажмите на рис.)

История московской мусульманской общины прослеживается с XIV века. Именно в этот период, совпавший с исламизацией Золотой Орды, на территории Кремля возникает Ханский (Татарский) двор — постоянное представительство ордынской администрации при московском великокняжеском престоле. К этому же времени относится возникновение поселения Ордынцы в Замоскворечье, обосновавшегося вдоль проходящей в Орду Ордынской дороги (ныне — улица Большая Ордынка). Там жили выходцы из Золотой Орды, пригонявшие на продажу в Москву табуны лошадей, а также «тяглые» люди, обязанные возить в Золотую Орду поклажу.

Освящение собора Покрова на Рву в 1557г.Освящение собора Покрова на Рву в 1557г., Кремль на фоне, одна мечеть-минарет еще оставалась (Для увеличения нажмите на рис.)

Число представителей ордынской знати среди московских жителей особенно возросло в XV веке при князе Василии II Темном. Выкупившись в 1446 г. из казанского плена, он привел с собой множество татарских вельмож, включив их в состав своих «служилых людей». Некоторые из них со временем приняли православие, однако значительная часть сохраняла приверженность исламу. Татарская исламизированная знать в лице «служилых царевичей» — чингизидов — стала играть видную политическую роль при дворе московских государей.

В Замоскворечье располагались посольские представительства (подворья) мусульманских государств, возникших после распада Золотой Орды: с 1532 г. в документах Посольского приказа стал упоминаться Крымский двор, вблизи которого по Калужской дороге возникло первое в Москве татарское кладбище, а с 1535 г. известен Ногайский двор. В Замоскворечье расселялись и представители мусульманского купечества, которых Москва привлекала в качестве важного узлового пункта торговых путей между Западной Европой и Востоком. Развитие торгово-экономических и дипломатических связей Московской Руси со странами мусульманского Востока явилось причиной появления новой группы мусульманских жителей столицы. Ими стали толмачи Посольского приказа — переводчики с восточных языков, служившие в русском дипломатическом ведомстве. Компактное поселение толмачей сложилось в Замоскворечье в местности Кадаши.

Карта Москвы Франса Хогенберга 1575 г.Карта Москвы Франса Хогенберга 1575 г. Возжожно, что иностранный гравер XVIв. имел перед собой более ранний рисунок кремля, до его перестройки в конце XV в. И тогда перед нами первый каменный кремль 1367г., – город времен Мамая и Дмитрия. Выделяется прежде всего, многоэтажный царский Терем, что значит «недоступный, запретный», родственные слова: гарем, храм, тюрьма. Только на одном здании видим крест, купол у него остроконечный как у западноевропейских церквей. Остальные подобные, вероятно, также культовые сооружения, имеют округлые купола, характерные более для мечетей. Возле центрального есть даже башня, похожая на минарет (колокольня Ивана Великого?). Примечательно, что большинство храмов имеют вход с южной стороны, что характерно для мечетей, у церквей вход делают обязательно с западной. Часть изображенных храмов имеют те и другие входы. Жилые кварталы напоминают воинские казармы. Кремль – это убежище правителя и его ближайшего окружения, лучшего войска двора. Видимо, в Кремле в XIV-XVв. были мечети, но когда делали картинку в XVIв., со старого оригинала убрали неактуальные уже полумесяцы. (Для увеличения нажмите на рис.)

С 1619 г. в официальных документах среди «иноземных» московских слобод, жители которых пользовались определенной административной и религиозной автономией, упоминается замоскворецкая Татарская слобода, сложившаяся на основе ранее существовавших компактных поселений мусульман.

Таким образом, на рубеже XVI-XVII веков в Москве сформировалась хотя и небольшая, но достаточно стабильная и компактная мусульманская община с центром в Замоскворечье и отдельными вкраплениями в других районах российской столицы. В XVIII веке эта община представляла собой заметную величину. Ее социальный состав претерпел существенные изменения: представители мусульманской знати и толмачи-переводчики постепенно исчезают (ввиду христианизации и перевода дипломатического ведомства в новую российскую столицу — Санкт-Петербург), зато возрастает число торговцев, домашней прислуги и работников-отходников. Кроме того, в числе московских мусульман появляются солдаты и офицеры местного гарнизона, а также военнопленные турки.

Что касается мечети, то в той или иной форме она существовала с первых лет появления московских мусульман. Вначале это были временные сооружения для религиозных обрядов или проведения богослужений на открытом воздухе. Позднее можно встретить упоминания о существовании в 1712 г. в Замоскворечье уже стационарной мечети. (РГАДА, ф. 131, оп. 1-а, д.1) [2]. Деревянная татарская мечеть в Замоскворечье упоминается в переписи московских домовладений 1744 г. После известных указов императрицы Екатерины II о веротерпимости, обнародованных в 1773 г., можно говорить об оформлении московской мусульманской общины как централизованной структуры, имеющей свое стабильное руководство в виде профессионального духовенства.

В ноябре 1818 г. был утвержден первый «мулла и хатып» молитвенного дома С.М.Асханов. В 1823 г. московский генерал-губернатор разрешил строительство каменного молитвенного здания в Пятницкой части Замоскворечья на участке купца первой гильдии Н.Хашалова (Хамалова). Однако это разрешение было оговорено условием, «…чтобы дом… отнюдь строим не был в виде мечети, и не назывался бы мечетью» [3]. Только после перестройки здания в 1881-1882 гг. с возведением минаретов и купола оно приобрело вид мечети. Юридический статус первой московской мечети соответствовал мухтасибату — среднему звену Оренбургского Магометанского Духовного Собрания в Уфе.

Мечеть на Татарской ул.Мечеть на Татарской ул. (Для увеличения нажмите на рис.)

На рубеже XIX-XX веков отмечен рост мусульман в Москве. Если в 1866 г. лиц «магометанского вероисповедания» в Москве насчитывалось 339 человек, то в 1882 — уже 1,5 тыс., в 1897— 4,2 тыс., а в 1902 г.— 5,9 тыс. Помимо Замоскворечья, места компактного расселения мусульман возникают и в других районах города — в Тверском, Мясницком и Сретенском участках. Радикально меняется социальный состав мусульманской общины.. Возрастает число работающих по найму на московских промышленных предприятиях, представителей торгово-промышленного капитала. В Москве складывается группа национальной мусульманской интеллигенции джадидской ориентации, благодаря которой город превращается в один из видных центров российской мусульманской культуры.

Упомянутые социальные группы (купечество и интеллигенция) становятся главными проводниками идей национально-религиозной самоидентификации российских мусульман. При этом богатейшие купцы и промышленники не просто финансировали религиозную деятельность мусульманской общины. Они направляли ее в нужное им русло, являясь в то же время активными прихожанами. Именно им принадлежит заслуга в создании второй Московской мечети.

Соборная мечеть в начале XX векаСоборная мечеть в начале XX века. (Для увеличения нажмите на рис.)

К 1904 г. новая мечеть была построена на территории Мещанской части Москвы, а 27 ноября того же года ее первый имам-хатыб Б.Алимов ходатайствовал о разрешении проведения в ней первого намаза.

Пришедшие в октябре 1917 г. к власти большевики рассматривали российских мусульман как представителей угнетенных национальностей, пострадавших от царского самодержавия, считая их своими естественными союзниками. Мусульманское население России в большинстве своем поддержало установление советской власти, а видные представители духовенства и мусульманской элиты джадидского направления даже выразили свою готовность с ней сотрудничать. Несмотря на антирелигиозный в целом пафос новой власти, ее отношение к исламу поначалу было более благожелательным, чем к другим религиям. Вплоть до середины 1920-х гг. мусульманские религиозные организации в стране прямому давлению не подвергались. Это, в частности, сказалось и на состоянии мусульманской общины Москвы, в которой продолжали действовать две мечети.

Во второй половине 1920-х гг. благожелательное отношение властей к исламу сменяется подавлением мусульманской религиозной жизни и культуры, что не могло не затронуть московских мусульман. В 1927 г. имама Фаттахиддина, жившего в домике во дворе Соборной мечети, выслали из Москвы, а позднее — репрессировали (ЦМАМ, ф. 3004, оп. 1, д. 35). Новый имам А.Сулеймани, возглавивший столичную мусульманскую общину в 1929 г., также недолго находился на этом посту: в начале 1930-х гг. он был арестован.

Начавшаяся вслед за этим волна «большого террора», уничтожившая едва ли не всю мусульманскую духовную элиту России, захватила и столичную мусульманскую общину: в 1936 г. власти закрыли первую Московскую мечеть. В связи с тем, что к этому времени уже были закрыты мечети в городах Касимове (Рязанская обл.) и Ярославле, Костроме и Твери, Пензе и Нижнем Новгороде, вторая Московская мечеть осталась единственной, которая действовала на территории всей Центральной России. Ликвидировать ее власти не решились, поскольку ценили важность неофициального дипломатического канала для налаживания связей СССР с мусульманскими странами, в чем советское руководство всегда было крайне заинтересовано.

Данным обстоятельством московские мусульмане весьма успешно воспользовались. В 1957 г. посол Ирана в СССР Ансари в беседе с имамами Московской соборной мечети вспоминал о том, как в 1930-е гг. даже в условиях тотальной антирелигиозной пропаганды живший в подвале мечети имам регулярно рассылал в посольства мусульманских стран приглашения на праздничные богослужения.

Как и все православные, мусульманские религиозные организации Советского Союза, община Московской соборной мечети заняли ярко выраженную патриотическую позицию во время Великой Отечественной войны. Наглядным примером этого явился сбор средств на танковую колонну для Красной Армии, за что в марте 1943 г. были удостоены благодарственной телеграммы от Верховного Главнокомандующего.

В годы войны произошла частичная нормализация отношений Советского государства и религиозных, в том числе мусульманских, организаций, что выразилось в ослаблении атеистического диктата и расширении религиозных прав верующих. В мае 1944 г. был создан Совет по делам религиозных культов при Правительстве СССР, на который возлагалась задача по осуществлению связей между правительством и неправославными религиозными объединениями.

Стабильное положение Московская соборная мечеть продолжала сохранять и в первые послевоенные годы. В 1945 г. ее община получила официальную регистрацию в Совете по делам религиозных культов при Правительстве СССР. В 1949 г. между Исполнительным органом, получившим официальное наименование Религиозного общества мусульман города Москвы, и исполкомом Дзержинского районного совета депутатов трудящихся был заключен договор о бессрочном и бесплатном пользовании зданием мечети (ГАРФ, ф. Р-6991, оп. 4, д. 29). После окончания войны и возвращения домой солдат-фронтовиков число прихожан Московской мечети существенно увеличилось.

В 1946-1947 гг. оно составляло около двадцати тыс. человек, а вместе с жителями Замоскворечья и ближнего Подмосковья достигало тридцати тысяч. В составе верующих женщин было не меньше, чем мужчин, хотя на 60-70% мечеть все же посещалась именно мужчинами. Прихожане в возрасте до 25 лет составляли 15%, от 25 до 40 — 35%, от 40 до 60 — 35%, старше 60 — 15%. Эти данные говорят о том, что старшие возрастные категории в составе верующих мусульман вовсе не являлись доминирующими.

На пятничные богослужения обычно собиралось по шестьсот-семьсот мужчин и около трехсот-четырехсот женщин. В дни больших мусульманских праздников посещаемость мечети многократно возрастала: в 1947-1948 гг. на празднование Ураза-Байрам и Курбан-Байрам собиралось до десяти тысяч мужчин и около двух-трех тысяч женщин. Молящимися были заполнены не только двор и прилегающий к нему Выползов переулок, но даже улица Дурова, что создавало весьма серьезное препятствие для транспортного движения.

По своему социальному положению большинство верующих московских мусульман было представлено рабочими и служащими преимущественно низкооплачиваемых категорий. Значительную группу составляли работники торговой сети, молодежь. Следует признать тот факт, что мусульманская община Москвы не только возросла численно, но и смогла сохранить естественную духовную преемственность между поколениями. Тем не менее личные ходатайства религиозного общества на стесненные условия богослужебной деятельности, благоустройства территории мечети, в домиках — флигелях которой жили обычные москвичи, отклика у властей долгое время не находили.

И лишь в 1957 г. распоряжением Мосгорисполкома один из флигелей был передан Религиозному обществу мусульман и было разрешено на старом фундаменте построить новое кирпичное здание площадью в 250 квадратных метров, которое и было завершено в 1958 г. Правда затем еще долгое время «утрясались» юридические и организационные стороны этой передачи. Похоже власти больше опасались, что дополнительные помещения, полученные мечетью, могут быть использованы не для протокольно-представительских мероприятий, а с целью проведения дополнительных богослужений.

На этом примере можно отчетливо проследить борьбу двух линий государственной политики в отношении к религиозным, в том числе, мусульманским организациям — прагматической и идеологической, когда попеременно брали верх то первая, то вторая. С одной стороны, 50-е годы XX века были отмечены нарастанием политико-административного диктата властей в отношении исламских служителей культа, одним из проявлений которого стало мощное давление на них налоговых органов. При этом жалобы священнослужителей и верующих на произвол в сфере налогообложения, по обыкновению, оставались без удовлетворения. С другой стороны, когда представители государственной власти проявили явную заинтересованность в привлечении духовенства Московской Соборной мечети к работе по укреплению международных связей СССР для усиления влияния страны в мусульманском мире, руководство мусульманской общины не преминуло этим воспользоваться.

И в условиях пристального внимания ведущих политиков исламского мира и видных представителей зарубежной мусульманской общественности к религиозной жизни московских мусульман административно-идеологический диктат государства в отношении мечети стал ослабевать, а международная деятельность Московской соборной мечети приобрела иное измерение.

Важное значение в укреплении связей СССР со странами Арабского Востока имело участие советских мусульман в хадже 1956 г. Правда, делегация паломников из СССР включала тогда лишь двадцать человек, четырнадцать из которых представляли Духовное управление мусульман Средней Азии и Казахстана, четыре — Духовное управление мусульман Европейской части СССР и Сибири, по одному — Духовные управления Северного Кавказа и Закавказья.

Паломники посетили в Каире известный исламский университет «Аль-Азхар» и беседовали с его главным шейхом А.Тажем, были приняты Генеральным секретарем Исламского конгресса Египта А.Садатом (будущим Президентом страны) и муфтием Египта Х.Мамудом.

В 1956-1958 гг. международная деятельность руководителей Московской соборной мечети становится особенно разнообразной в связи с подготовкой и проведением в Москве Всемирного фестиваля молодежи и студентов. В этот период столицу посетили представительные делегации ведущих политиков из многих мусульманских стран, Московская мечеть сделалась своеобразным мостом между мусульманами Центральной России и зарубежным мусульманским миром.

Сложный период в истории столичной мечети и ее прихожан приходится на 1959-1969 гг. Именно в это время на них снова усиливается административный нажим, начинается новая волна антирелигиозных гонений, поскольку политика властей в отношении религиозных объединений резко ужесточается. Такая перемена была связана с тем, что, провозгласив в 1959 г. курс на «развернутое строительство коммунизма», руководство страны стало активно проводить линию на полное вытеснение религии как пережитка капитализма из жизни советских людей. Власти были особенно обеспокоены тем, что Религиозное общество мусульман Москвы, располагавшее единственной действующей мечетью на территории всего Центрально-Европейского региона России, благодаря широким международным связям сумело значительно укрепить свое положение, существенно расширив влияние на верующих.

Довольно серьезную опасность, угрожающую функционированию Московской соборной мечети, представляли действия властей по дискредитации руководства столичной мусульманской общины. С этой целью нередко обострялись разногласия, порой возникавшие внутри руководящего состава религиозного общества. В 1959 г. таким способом удалось добиться устранения председателя Исполнительного органа мечети Айсина, обвиненного в финансовых злоупотреблениях. В 1960 г. были инспирированы обвинения от некоторых представителей мусульманской общины, согласно которым имам-хатыб Салихов якобы окружил себя «жуликами, спекулянтами и земляками», ведет себя аморально (проявившемся в повторном вступлении в брак), поддерживает связи с лицами, враждебными советской власти. Попытки скомпрометировать духовного лидера московских мусульман продолжались до его кончины в начале 1963 г.

До середины 1970-х гг. активных действий по ограничению деятельности Московской соборной мечети, остававшейся единственным мусульманским духовным центром всего Центрально-Европейского региона, не предпринималось. В значительной мере это явилось заслугой лидеров столичной мусульманской общины. Советское руководство по-прежнему было крайне заинтересовано в международной деятельности ее руководителей, а она все эти годы продолжала оставаться интенсивной. Посещение столичной мечети сделалось, по сути дела, обязательным протокольным мероприятием для иностранных делегаций с Востока, причем присутствовавшие на богослужениях зарубежные гости могли свободно общаться со своими советскими единоверцами.

Вместе с тем власти стали опасаться, что неформальные контакты советских и зарубежных мусульман приведут к укреплению идеологических позиций ислама. Отсюда новые меры давления, всяческие усилия сократить контакты.

Например в программе приема делегаций из мусульманских стран столичная мечеть оказывалась лишь одним из пунктов краткой остановки на пути из музея Ленина в подмосковный совхоз или на текстильную фабрику. Однако многолетние связи с зарубежными единоверцами, наработанные духовными лидерами московских мусульман за истекшие десятилетия, это уже не могло разрушить. Именно это во многом помогло сохранить мечеть на рубеже 1970-1980-х гг., когда в непосредственной близости от нее началось сооружение спортивного комплекса к предстоящей в 1980 г. Московской Олимпиаде, предусматривавшее, кстати, снос здания мечети.

После 1985 г., в условиях перестройки, утверждение религиозной свободы и нормализации отношений государства с конфессиональными организациями все более становилось реальностью. Таким образом, деятельность соборной мечети в советский период российской истории наглядно показала, что даже в условиях тотального атеистического диктата, мусульмане, жившие в городах Центральной России, осознавая себя советскими людьми, гражданами СССР и патриотами своей страны в тяжелые годы Великой Отечественной войны, все же стремились удержать и свою религиозную самоидентификацию в качестве мусульман. Они группировались вокруг немногих сохранившихся на территории Российской Федерации мечетей и уцелевших священнослужителей. При этом особая роль в сохранении религиознокультурной самоидентификации не только московских, но и всех российских мусульман, бесспорно, принадлежит Московской Соборной мечети, отметившей в 2004 году свое 100-летие.

Ссылки.

[1] Работа подготовлена при содействии РГНФ (проект № № 06-03-00046а).

[2] В исследовании использованы также архивные фонды: ЦАНТДМ — Центральный архив научно-технической документации г. Москвы; ЦМАМ — Центральный муниципальный архив г. Москвы; ГАРФ — Государственный архив Российской Федерации.

[3] Хайретдинов Д.З. Мусульманская община Москвы в XIV — начале XX века. Н. Новгород, 2002. С. 117.

Рисунки и комментарии: http://borgheus.livejournal.com/9207.html и др.

Текст: http://www.isras.ru/files/File/ezhegodnik/2007/Moskovskaya%20sobornaya%20mechet.pdf

Афиша Форум Фото-видео Видеотрансляции
Подписка
на рассылку МТСС
 
 
Поиск по сайту:


Sara monlari


Ural,Tatars,Nuclear

ТАТДиг Татар эзләгеч





Ссылка на mtss.ru обязательна
при использовании
материалов сайта !

 

   

 

Нашли ошибку в тексте? Выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter. Спасибо!

Назад Наверх